Єдина Країна! Единая Страна!

Тарасова Гора

УМКо 2017

УМКо 2018

Те, кому нечего ждать - отправляются в путь! Часть 2. (Лучше позже, чем никогда)

25 октября 2013

 

В первой части моего рассказа я остановился на том, как добрался до Владивостока, а после и до  Камчатки. «И оставил нас  там!» - стали негодовать некоторые мои знакомые, которые прочли мой опус. Поэтому, спешу забрать вас оттуда! Но, всё по-порядку. Да, и спешу, если честно,  не спеша.  Всегда так трудно собраться для написания, но я стараюсь…  Кстати, если что - первая часть здесь.

                                                       Камчатка.


  Итак, Камчатка. Не хочется называть её ни краем Земли, ни каким-то другим определением.  По-моему, само это название уже является синонимом чего-то нереально далёкого и необычайно красивого…

  Встретила она меня скромно, без помпы. И даже без солнца. Вернее сказать, меня там никто не встречал. Друг, который там находился, весь день не отвечал на звонки и смс, поэтому, летел туда я, что называется, «наобум». Адрес же человека, который мог бы уделить мне внимание, Синус отправил сообщением мне вечером, когда я уже устроился в гостиницу. Тогда же и отзвонился мой тезка. Оказалось, что он гостит именно у того человека – Саши Абрамова. В двухместном номере. Пришлось оставить оплаченную гостиницу и на такси ехать в тот санаторий. Поздним вечером, мы, наконец-то, встретились! Понятно, что встреча была очень приятной. До раннего утра делились впечатлениями о нелёгкой поездке. Отоспавшись, я вызвал такси, чтоб никого не напрягать, и выехал в город для осмотра достопримечательностей. Таксист оказался разговорчивым мужчиной, который показал мне если не все, то большинство значимых мест города. Конечно, пасмурность не дала увидеть вулканы во всей красе,  да и побывать поближе к вершине не получилось бы сейчас. Но, это  сделал мой товарищ, поэтому я был спокоен, что там «мы» побывали. Меня же,  мой новый местный знакомый таксист повёз в закрытый городок,  прямо к  горячему источнику, где по его словам, есть вся таблица Менделеева. Классно, когда на дворе прохладно, а ты сидишь в воде температурой 50 градусов, которая, ко всему прочему, ещё и полезна. Выезжая из города строгой секретности, я спросли у водителя чего это нас так спокойно впустили туда. Оказалось всё просто – в свободное от таксования время, он – сотрудник ГАИ. Ну, или на оборот. Суть в том, что денег там не особо платят, а взятки брать он не хочет, вот и возит народ. В общем, набравшись недостающих в организме элементов, мы поехали в центр, на набережную, где именно сегодня проходил праздник Дня аборигена.

  «День коренного населения мира» коряки праздновали с музыкой, бесплатной ухой и шаманскими танцами. И меня попросили пройти «Обряд очищения».  Это совсем не больно, просто пройти под звуки бубна под символической аркой из веток. Вот так, дважды  за день «очистили» меня  на Камчатке.  А после этого  я попросил повезти меня на берег Океана, ведь до него так хотелось добраться. И, конечно же, окунуться в него! Несмотря на холод, совсем не летний. Выбегал, конечно, пулей, но сделал это.

  Чуть позже, уже из самого города, меня забрали ребята, и, побывав ещё и там, куда не довёз таксист-гаишник, мы поехали ловить рыбу. А как же и по этой части на Камчатке не отметиться? Места Саша знал правильные, где рыба косяками ходит по мелководью. Там и наживки-то не нужно совсем. Просто закидываешь леску с грузилом и крючками туда, где стоит косяк и тянешь. После нескольких неудачных попыток у меня, всё-таки, получилось! Правда, как и остальную рыбу, мы отпустили мою обратно в воду. Благо зацепил я её за хвост, не сильно поранив…

  После сытного обеда в санатории, где мы с товарищем еле «убили» емкость с красной икрой, он отправился отдыхать, а я до поздней ночи полоскался в прекрасном горячем бассейне и джакузи  под  открытым небом, всё  с той же целебной водой, поступающей из недр земли...

                                           И снова Владик.

  На следующий день мы благополучно вернулись из Петропавловска-Камчатского в славный город Владивосток, где нас уже ждали ребята, с которыми я познакомился и сдружился ещё в Киеве.  После непродолжительных сборов, нас увезли на остров. Русский такой остров, и даже обитаемый. Почти целый день мы провели на яхте в бухте у острова, который носит название «Русский», наслаждаясь общением, вкусной едой и питьем, нырянием в прохладную водичку и фотографированием этого всего. Просто неописуемо красивые там места. А вечером, конечно же, как и почти во всех городах, где я бывал, посетил место сбора мотолюдей. Что и говорить, общение с себеподобными за три-девять земель, куда ты сам доехал – особое удовольствие! После был и клуб ночной – хорошо играли местные группы, и поездки по город. Это отдельная история, которая заняла бы немалое место в статье, но пусть что-то останется тайной…

  Сам Владивосток мне тоже очень  понравился. Особенно, женским полом. Там я понял, что именно во Владивостоке живут самые симпатичные российские девушки! Так что он не только самый автомобильный город России, но и самый красиво-девушко-обильный. Словами из какого-то фильма, говорю это вам «как художник художнику»! Причем, заявляю со всей уверенностью и ответственностью. Последующие несколько дней мы провели, в основном, созерцая и общаясь с таковыми, в компании наших друзей в разных модных заведениях Владика. В парочке мест мы даже успели стать завсегдатаями. Должен заметить, что лысые загорелые бородачи мото-туристической внешности очень отличались от приморских аборигенов и, почему-то, привлекали внимание местной публики. А когда ещё становилось известно откуда они, то есть мы, то удивлению не было предела. И тут, среди персонала, и посетителей, находились бывшие граждане Украины, с интересом расспрашивающие о нынешней жизни в неньке. Меня же, в свою очередь, интересовал уклады и особенности жизни людей, живущих от нас на том конце земного шара. Там, где заканчивалась дорога на Восток. Особенно, это приятно было слушать из уст симпатичных представительниц того края. Хотя, полнее и полезнее, конечно, были рассказы наших двухколесных друзей.  Да, иногда, темы сисек и мотоциклов на время даже отходили на второй план, и от них можно было услышать что-то умное об особенностях дальневосточного края. А побеседовать было где и когда, как я уже говорил. Надо упомянуть ещё о  бане, куда мы сходили с ребятами.  Помню, там, в теплом бассейне, я изобразил утопленника – так долго не высовывал голову из воды(умею!), лежа пузом вниз без движения, что Женя засуетился, стал кричать и попинывать меня. Да уж, ему стало не до смеха, хотя я тогда наржался... (Через пару лет он приехал к нам на «Тарасову Гору». А через время ушёл. Навсегда. Из-за ремонта дороги, о котором не было предупреждения. Царствия ему Небесного!)

  Не могу не вспомнить о гостеприимстве «Железных тигров», в клаб-хаусе которых мы жили всё это время. Условия были спартанскими, но разве ты едешь за гламуром в дальние дали? Тем более, после тайги, мы вполне комфортабельно там устроились, экономя на дорогих гостиницах. После нескольких дней пребывания среди дружелюбной мотобратии и гор японской мототехники, настало время покинуть легендарное место, где до меня были бренные тела других чокнутых людей на двух колесах из многих стран. Оставил и я там свою визитку, наклейку и майку с нашего фестиваля, и, конечно же, благодарственную запись в Гостевой книге. И уехал кататься по городу, пока было свободное время. А ждал я сигнала от Кости, с которым накануне неожиданно встретились в баре. Мы знакомы были с его приездов в Украину, в частности, в Одессу. И вот, судьба нас свела теперь и в его краях. Так вот, имея время в запасе и нестерпимую жару с повышенной влажностью на дворе, я отправился купаться на набережную, перед этим тщетно обшарив некоторые магазины центральной части города на предмет магнитиков. Оставив мотоцикл со всем, как говорится, гамузом прямо в зоне пеших прогулок «жителей и гостей города». Хоть меня и предупредили, что вода тут не самая чистая, но это было уже неважно. Кстати, сказал это местный фотограф, который тоже оказался выходцем из Украины. Было, конечно, приятно, что он ратует за здоровье экс-земляка,  рассказав о близости к берегу сточных труб. Но, прошедшему столько всего мото-страннику, это известие никак не повлияло на планы. Тем более, об этом забылось, когда я увидел, как в воду заходит симпатичная беременная девушка. Было интересно и приятно наблюдать из воды за этим трогательным зрелищем. Как аккуратно она ступала на камни, заходя всё глубже в воду. Как нежно поливала животик водой, пока он не погрузился в неё полностью. И тогда она вернулась к нему, своему, надеюсь, любящему, мужчине, ожидавшему её на берегу… Так, что-то я совсем отвлёкся! Всё, пошел одеваться, а то Костя уже подъехал!

  Надо сказать, Косте повезло, то ли с родом деятельности, то ли просто по жизни, но квартирка у него находится в небольшом, но очень уютном кондоминиуме, если называть это на американский лад. Шикарный комфортабельный комплекс из двух или трех домов, на самом берегу Японского моря, с необычной, но удобной планировкой квартир – за него можно было только порадоваться.  А ещё меня порадовали прелести цивилизации в виде ванны, телевизора, компьютера с интернетом.  Вот посреди этого всего я и уснул, усталый, но довольный. Успел, правда,  описать в дневниках, что завтра с утра собираемся с Костей на слёт ЛКО (Лицом к океану). Его проводит небезызвестный российский мотопутешественник Синус, которого мы видели сегодня в паромных кассах. Он же нам и сказал, что уже зарегистрировалось около 700 человек на слёте, что не оставило сомнений в том, что уже надо ехать. Костя настоял, чтобы мы погрузили мотоциклы (он взял свой кроссовый) на паром и спокойно проехали большую часть пути до фестиваля. Синус тоже погрузил свой мотоцикл одним паромом с нами.

                                                  ЛКО

  Так, в четверг утром, под моросящий дождик, мы с Костей двинулись из городка, куда мы «приводнились», в сторону самого дальнего востока. Слёт проходил в Хасанском районе, на «стыке» трёх стран – России, Китая и Кореи, и дорога к нему проходила по живописным местам, но иногда она, дорога, пропадала на некоторое время, и я снова оставался один на один с бездорожьем. Костя ушел в сторону – на какую-то то ли базу отдыха, то ли ещё что-то в этом роде, где ждала его семья, и куда он и меня приглашал. Обещал успеть заехать и на слёт, но этого так не случилось. В последствии, я узнал, что с его мотоциклом произошла какая-то поломка, и он еле доехал до места. А я, соответственно, до того места, куда он звал, не доехал.

  А вот до места, куда себе наметил, я вскоре добрался. И был несказанно этому рад. Сначала я п расслабился асфальту и жаркой погоде, но, постепенно стало пропадать и одно, и второе, и к месту сбора я подъехал в летних туфлях, под дождём и уже по грязи.

  Первое время пребывания среди мотофанатов, съехавшихся на косу, длиной в 8 километров и шириной в 60 метров, было сродни эйфории. За много лет на мотоцикле я посетил не один слёт, но после трёх недель дороги к месту, чувствуется всё совсем по-другому. Это тебе не утром выехать из дома, а после обеда уже наслаждаться холодным пивом в знакомой компании где-нибудь в Днепропетровске, или купаться в море в Одессе, которое по колено и без пива. Тут ты один из Украины, и знают о тебе только из прессы и интернета. Хотя, конечно, многие были рады, как старому знакомому. Особенно было приятно видеть ребят из благовещенского «Благ-байка», у которых я гостил по дороге сюда. Если бы слёт не разделился на два, знакомых было бы, конечно, гораздо больше. А случилось это, как я говорил в дневниках, потому, что разошлись во мнениях организаторы. В человеческих отношениях это не редкость. Поэтому, как показывает жизнь, в любом деле нужен один начальник. В противном случае - просто радоваться тому, сколько это дело просуществовало в таком виде. Философствую… Так вот.

  Зарегистрировался я, как и требуется от примерного участника фестиваля. А таковых, как я узнал на тот момент, было порядка двух сотен. Но не семи, как говорил организатор. Кинул свои вещи в палатку к новыму знакомому, любезно приютившему меня на ночь. И пошел бродить по косе, знакомясь с людьми, и снимая всё на фото и видео. Кстати, свою палатку я отдал тезке, который уехал с ней на другой, альтернативный слёт, проходивший в эти же дни недалеко от Находки.

  Легкий дождик, время от времени поливавший косу, стал превращаться в не очень сильный, но  уверенный, постоянный, поток. К вечеру отпало желание ходить где-то,  и программ никаких не намечалось. Все надежды были на пятницу, которую я дождался в сырой палатке, почти не уснув.

  Но особой разницы в погоде пятница не принесла. Вода с небес так и лила. Люди приезжали, но особого желания остаться погода вызывала не у всех. Я почти весь день провёл рядом с мангалом, где можно было что-то поесть и погреться. Разговорились с предводителем узбекско-корейской поварской братии. Бедолага привез туда человек 20 работников и  товару на несколько тысяч участников, как его сориентировали. А приехало всего несколько сотен…

  Вечером было Открытие фестиваля, поднятие флага под дождем тем американцем из Кореи, которого я встретил по дороге на Владивосток. Скорее, это была попытка открытия, потому, что дальше этого дело не пошло. Если люди могут преодолеть все тяготы и лишения байкерской жизни, а в частности, плохой погоды, то аппаратура этому менее научена. Динамики стали отказываться «голосить», и пятничный музыкальный вечер так и закончился, не начавшись…

  Синус, обещавший подойти ко мне, чтобы пообщаться, так и не нашел времени для этого. Видно занят был сильно, бывает. Надеяться на чудо возвращения хорошей погоды не было уже времени, и я решил уехать ночью, вместе с эндуристами из Подмосковного города Королёва. Правда, в машине моего нового знакомого из Узбекистана, было так приятно тепло, а слова Джумшуда и Ровшана из видеоплейера звучали так убаюкивающее, что я решил перенести поездку на раннее утро. А дождь всё лил, не прекращаясь, размывая песчаные дороги.  Я только позавидовал смелости и решительности ребят, решивших ехать на ночь глядя. Кое-кто был ещё и с пассажирами, и я мысленно пожелал им удачи в нелёгком пути.

  Утром, хоть и не совсем ранним, без долгих прощаний, я выехал в обратный путь. И сразу понял одно. Путь был не просто нелёгким. Его просто не было! Те таёжные дороги, по которым я ехал сюда, мне показались просто репетицией перед тем, что меня ожидало. Грязью стало всё! А там, где грязь прерывалась - начиналась вода. Да такая глубокая, что пару раз, видя её на ветровом стекле, я удивился, как я вообще ещё еду. Фильтры и трубы не залило, и это главное. А ещё очень радовало, что я не упал в этой луже. Это был бы просто конец. В общем, если бы меня тогда кто-то снял на камеру со стороны, курили бы все Макгрегоры и иже с ними, в сторонке бамбук. Когда я выбрался с Божьей помощью из Косы, радости моей не было предела. Но сверлила одна мысль: а как же ребята, которые будут выезжать оттуда на чоперах? А как же быть с теми, кто ещё только собирается ехать туда, ведь было ещё только утро субботы? Решил так.  Да простит мне Синус как организатор организатора, но как байкер байкеру, я буду говорить встречному народу, что ехать туда просто не надо, ибо там можно завязнуть надолго. Так и получилось. Выехав на грунтовку, я встретил двух мотоциклистов – один на спортивном, другой на легком эндуро. Я вообще не понял, как сюда доехал чувак на спортбайке. Но посоветовал дальше ему точно не ехать. Второй остался тоже размышлять.  А сам я отправился в сторону Владивостока. Была надежда на скорый асфальт, но его всё не было. Вернее, он бывал, но очень ненадолго. В пути ещё двоих мне удалось остановить от бессмысленного движения в ту сторону, откуда я выкарабкался.

  Так, через некоторое время, я добрался до места, где можно было поставить мотоцикл на паром и отправить в город. Ну, гипотетически можно было. А на самом деле – таких желающих была целая очередь. Но уже на следующий паром, а это было бы совсем не скоро. И я сделал свой выбор.


                                                    ...на НКЗ!


  И снова в путь, и снова бездорожье! Да ещё какое! На фотографиях увидите – всё полотно было просто испещрено мелкими ямами, залитыми мутной водой… Но, всё когда-то кончается. Первым закончилось бездорожье. Перед самым городом стал заканчиваться дождь. Да, кстати, я был всё это время без дождевика, так как посеял его где-то. И тут я встретил человека, мчащегося навстречу мне на мотоцикле. У меня было несколько мгновений, чтобы показать ему рукой «НЕТ!», имея ввиду не ехать туда. Правда, было неизвестно, понял он меня или нет. А я продолжил путь. Когда я проехал уже почти весь город, перед выездом на Находку остановился в магазин. Тут ко мне и подъехал тот паренек. «Ну ты и летишь! Еле угнался за тобой! Ты мне что-то показал рукой, я не понял – решил догнать и спросить!». Я просто офигел от такого подхода! И рассказал ему, что подумал, что он едет на ЛКО и что хотел за миг рассказать, что там ужасная грязь и наводнение, и что ехать туда, тем более в обед субботы, уже нет никакого смысла. Так мы познакомились, и поехали вместе на другой слёт. На слёт, на который я и держал путь после ЛКО. Этот альтернативный слёт назывался НКЗ – На краю Земли. Совсем скоро мы с моим новым знакомым были на месте слёта. Правда, за два дня, слёт располагался уже в третьем месте, по каким-то, непонятно откуда взявшимся, причинам. То близость с местами не столь отдаленными сыграла не на руку организаторам.  Впервые за многие годы, оказалось, что мотослёт проходит именно  тут для того, чтобы помочь заключённым бежать. Когда его перенесли на новый пляж, а это очень непросто, то там вдруг оказалось, что пляж заминирован, и срочно требуется очистить его. Позже сотрудники правопорядка выкопали учебную мину, которую сами же незадолго перед этим, якобы незаметно, там прикопали. Наверное, это кому-то было нужно…

  В общем, мы с Колей приехали уже тогда, когда было определено последнее место дислокации фестиваля. Меня встретили там очень тепло, я расположился в палатке с тезкой, и предался наслаждению теплому, сухому вечеру на краю земли… Чуть позже, меня позвал на сцену Кеш, один из организаторов слёта, выходец из Киева. Было объявлено в моём лице о гостях из Украины и ознаменовано это всё прикольными, а главное, нужными подарками. Я толкнул на радостях небольшую речь о дружбе наших народов. Пишу сейчас это, а у самого улыбка на  лице – заросший армянин на берегу Японского моря рассуждает об украино-российской дружбе… А почему нет? Что нам делить? Тем более, на двух колёсах!

  На следующий день отмечали день рождения товарища. Тёзка собрал ребят из наших знакомых клубов – «Рыси Амура» и «Железные тигры», других приятелей, за столом с едой и питьем. Постепенно, методично убиралась выпивка и заедалась явствами, (ну, или наоборот), пока не остался один арбуз, в котором можно было чудненько освежить морду лица, как это делал Саня «Фас». В разгар веселья, организаторы слёта поздравили товарища приятными подарками, теперь уже по случаю рождения. А я, в ответ на щедрость и гостеприимство, буквально оторвал от себя последнюю майку с «Тарасовой Горы - 2007» и «жовто-блакитный» шарфик, подаренный мне провожавшими  меня в дальний путь ребятами на Майдане.

  День веселья плавно перетёк в вечер философских разговоров на байкерскую тематику с ребятами из Сахалина. В памяти осталось только то, что не любят они Америку. Так, поздно ночью, когда пить было уже нечего, разошлись по палаткам тела.

                                   Обратно на запад.

  Утро понедельника было, таки, утром понедельника. Уезжать с берега моря не очень хотелось, но надо было собираться в обратный путь. Собрали вещи в кучу, упаковали, выкатили из песка мотоциклы. Труднее было собраться в кучу самим. Это тоже получилось, но не у всех, кто остался до понедельника. Один сахалинский товарищ так умудрился напринимать на грудь с утра, что уехать у него получилось бы ещё не скоро. У него так же «сел аккумулятор», как у его мотоцикла, с которого сутки пел Цой о пачках сигарет в кармане и прочих насущных вещах…

  Кстати, из моих насущных вещей для дороги в комплекте так и не появилось дождевика. Когда я узнал по телефону, что ребята из «Тигров» нашли его у себя, мне ничего не оставалось, как поехать во Владивосток за ним. А тёзка не стал возвращаться, и поехал в сторону Хабаровска. Договорились где-то в пути встретиться, как получится. Это уже напомнило дорогу сюда, вторая попытка.

  В общем, 45 километров в одну сторону, конечно, крюком для бешеной собаки совсем не являлось. Я быстро оказался снова во Владике, нашел свой дождевик,  попрощался с теми, с кем не успел увидеться, и готов был уже пилить обратно, но ребята сделали предложение от которого я не просто не мог, но и не хотел отказываться – поесть армянского шашлыка на кости на выезде из города. От такого отказаться, да ещё перед дорогой и в теплой компании, было бы просто кощунством, поэтому я благодарно это принял.

  Сытым и довольным я отправился в путь. На выезде из города заехал ещё в церковь, помолиться на дорожку. Это был первый день, когда знакомые уже дороги открывались с другой стороны, в полном смысле этого слова. Мелькали те же населённые пункты и пунктики, те же порванные куски дорог.

  Только к поздней ночи я добрался до тёзки, который спал на скамейке рядом с мотоциклом. Гостиницы в округе, как ни странно, были заняты. Мы перебрались к знакомому ларёчку у дороги с двумя скамьями, и улеглись. Дождь рано утром не прибавил комфорту ни капельки. Хотя,  капелек воды с неба, конечно, было предостаточно, и скрыться от них можно было только бегством. Вернее, «едством». Вот мы и поехали, когда подоспели ребята из Хабаровска, которые ночевали в гостинице неподалёку. Дальше мы ехали с ними, и даже на некоторое время оторвались от дождя. Но перед городом он опять полил, и на приглашение передохнуть у них и посушиться мы не отказались. Там, в клаб-хаусе у «Рысей», где я уже ночевал, мы привели себя и мотоциклы в ещё более «надлежащий» вид. Я поменял колодки тормозные, подтянул цепь, и с отдохнувшим тёзкой решили выдвинуться на Биробиджан, не оставаясь на ночь. Было часа четыре дня, и мы выехали, поблагодарив ребят за гостеприимство.

  Сразу за городом снова солнце сменилось дождём, и снова это, успевшее надоесть, одевание дождевика. Переезжаем мост. Я вспомнил, сколько страшных историй рассказывали о нём. Как «трясут» тут дальнобойщиков и перегонщиков. Задумался об этом, о дороге, да и обо всём вообще… И тут мелькает мысль: Всё! Вот ты и приехал! В одно мгновение вижу перед собой зад какой-то праворульной иномарки, в которую я несусь. Быстро, но плавно нажимаю оба тормоза и успеваю остановиться перед самым бампером машины! Слава Богу и спасибо ангелу–хранителю, что вовремя остановили меня от размышлений, а мотоцикл от столкновения с остановившейся машиной. Ашот ехал рядом и слегка оторопел от увиденного…

  Дальше поток машин стал меньше, как и поток с небес. На смену им пришёл поток приятных мыслей. Особенно радовала мысль о том, что и расстояние до дома становилось всё меньше и меньше. Каждый километр теперь не отдалял, как в ту сторону, а приближал к родным и близким людям и местам. В таком пути, как я уже говорил, многие вещи чувствуются острее и ярче. И выражение «покорители дорог» уже приобретало по-настоящему наполненный смысл. Хотелось петь, или просто орать от радости, чем я частенько и занимался в течении всего пути. Всё равно, как пелось в песне, «никто не услышит». Ну, кроме Ашота, когда я проносился мимо него, с поднятой по-оперному рукой, и орущим во весь голос.

  Мои радостные мысли о высоком и вечном прервались на подъезде к железнодорожному переезду. Неподалёку от него стояло несколько домов,  причем этажами чуть выше одного. Этакое небольшое поселение, коих в этих краях много. Во дворе дома стояла-сидела кучка парней разного возраста гопнического вида. Они, наверное, решили каким-то образом выразить свой восторг и причастность к чему-то великому и вечному, и стали что-то орать и кидать в меня камнями. Может быть, сам навлёк их на это своими размышлениями. Наверное, тонкой душевной организации люди были. Следом за мной каменья полетели в Ашота, но и он от них уклонился. Кто-то когда-то сказал о караване и собаке, вот и наш караван из двух движущих средств пошёл дальше, и к вечеру дошел до Биробиджана. Там нас встретил мой знакомый Козак. Гостеприимно, как и обещал, разместил нас в загородном домике своей мамы, а попозже вывез нас на своей машине в город – подкрепиться самим и подкрепить интернет своим долгожданным в нём присутствием, за что ему большое спасибо.

  Раненько утром мы покинули еврейскую автономную область, и, вскоре,  начались первые километры знакомого бездорожья. Так получилось, что на него мы вышли после дождя, но не сразу. Грязь успела подсохнуть и утрамбоваться, поэтому жижи было мало, и совсем не было пыли. Путешествие в обратную сторону только начиналось, и мы были полны сил после отдыха. Тем более, что асфальт не пропадал сразу и навсегда, а первое время грунтовка появлялась порционно, для разминки.  А дальше всё было всерьез и надолго. Перед этим мы остановились на обед. А для этого свернули с трассы в городок, чтобы поменять доллары для заправки себя и мотоциклов. Еле нашли банк, получили вожделенные рубли по паспортам, и вскоре сидели в придорожном кафе, отпуская шутки местным девушкам-сотрудницам.  Это была единственная остановка на отдых, а дальше только дубасили до поздней ночи.

  В этот раз мой путь проходил не через Благовещенск, а напрямую, поэтому появились новые ландшафты и поверхности. Причём, изменения под колёсами были не в лучшую сторону. На самом ужасном участке, когда пошёл толстый слой песка, мы встретили двух французов. Грустные мысли о том, что я тут делаю прервались весёлой беседой на ломаном английском с двумя такими же придурками, которые возвращались из Монголии.

  Солнце теперь нам не светило в глаза, как по дороге на Восток, а время работало нам на руку, добавляя часы, отобранные в дорогу туда. Часовые пояса менялись, в среднем, каждый день или два.

  Я ехал впереди, выбрав тактику гироскопа, как я её назвал. Это когда едешь 80-100 километров в час по бездорожью, не думая о том, что ты можешь упасть. Просто едешь по грунту, камням и песку, зная, что по правилу гироскопа мотоцикл «стоит» тем устойчивей, чем быстрее ты едешь… Конечно, было страшно, но внутри меня всегда была молитва к Богу о том, чтобы не случилось ничего того, что не должно бы случиться. А за мной ехал Ашот, и скорость его была значительно меньше моей. Ехал он аккуратно, стараясь объезжать все неровности. Поэтому мне приходилось останавливаться, когда я начинал терять его из виду, дожидаться, и снова ехать дальше.  В этом была разница наших характеров, и характеров наших мотоциклов. Хотя, первый пункт, конечно, более важный, чем второй. Это и есть тот философский фактор, о котором я упоминал в первой части рассказа. В этом проявляется разное отношение к жизни у людей. Кто-то считает, что его судьба в его руках, и что от него всё зависит. Как сказал бы Александр Свияш, идеализирует собственную значимость. Всё рассчитать, всё контролировать и всё предусмотреть - не получится ни у кого, как бы ни старался. Я ни в коем случае не призываю махнуть рукой на всё – это другая крайность. Но, знаю, что излишняя суета и беспокойство не нужны ни в чём! Кто-то перегибает палку в том, что раз на всё Воля Божья, то и самому ничего делать не надо. По-моему, нужна золотая середина, как и во всём. Надо делать, но понимать, что это не просто ты сделал, а это Он позволил и помог  тебе это сделать. А если что-то не получается, то не пытаться сломать голову об эту стену, а понять, что или не время или не место. Потому, что если должно что-то получиться, оно обязательно получится. Если не сейчас, то когда придет время. Я называю это «со-трудничеством» с Высшими силами.

  Что знаменательно, именно в это время, когда я пишу эти строки, одна моя знакомая спросила меня в сети «Как ты считаешь, все уже определено, или от нас в этой жизни еще что-то зависит?»… Но дальше философствовать на эту тему здесь не буду, и так лирическое отступление затянулось, а уже начало темнеть и нам надо искать приют для странников.

  Очень ждали заправку, которая должна была уже быть по времени и по воспоминаниям местности. Но, она находилась чуть в глубине леса, и с дороги мы, видимо, её не заметили. Наверное, освещения не было. Пришлось ехать пока едется, до победного. И это действительно был рекорд нашей совместной езды. За день мы преодолели 800 километров, и большая часть пути проходила по бездорожью! Поздней ночью, посреди тайги, наградой нам за это была кафешка и будка шиномонтажа, неподалёку. В первой мы перекусили, а во второй - улеглись спать. Будете смеяться, но резиновых дел мастер снова оказался армянином (на этот раз не Ашот), и любезно предоставил нам пол своего заведения. Ну, в смысле, не половину будки, а деревянный её пол. А что можно в тайге во втором часу ночи придумать лучше, чем место под крышей, куда можно постелить коврик и спальный мешок, зная, что мотоцикл стоит рядом!

  Следующая радость – то, что утро началось без дождя. Но со знаменательной фразы, о которой я тоже обещал вам поведать! Подошел к нам какой-то перегонщик машин, посмотрел на мотоциклы и задумчиво так изрёк: Да… Для уровня жизни вашей страны – это ОЧЕНЬ дорогие мотоциклы! Я оторопел слегка. Конечно, то, что мотоциклы посчитали ОЧЕНЬ(интонация автора) дорогими - могло польстить, но эта фраза говорила о многом! В этих словах было всё, я бы так сказал! Всё, что он слышал и знает об Украине, и о мотоциклах тоже. В этом и отношение большинства россиян к нашей стране. У многих, благодаря СМИ, складывается мнение, что у нас всё настолько плохо, что сравнить нас можно, пожалуй, с некоторыми африканскими странами, и что до уровня России нам как до Луны пешком. Я, конечно, сдержался, но так и хотелось ответить ему на это: И это, посреди бездорожья и реальной разрухи, говорит человек, который гонит японскую праворульную машину, чтобы сбагрить кому-то её в Сибири и заработать на ней немного денег?!! Ладно, Бог ему судья, а мы с Божьей помощью продолжили свой путь.

  Федеральная трасса, которая сейчас строится, по которой мы ехали до сих пор, проходит не через населённые пункты и пунктики, а напрямую, между ними. Так вот, на этот раз мы решили проехаться через деревни, по тем дорогам, которые функционировали раньше. Бытовало мнение, что на этом промежутке они еще живы, и мы склонны были верить в это. Но захотелось, конечно, проверить. Сначала еле выбрались из близлежащего села, заехав на таёжно-индустриальные остатки некогда огромного предприятия. Потом пошла дорога из мелкой красной щебёнки вдоль железнодорожных путей. Весело было ехать, временами обгоняя поезд, пока не почувствовал, что заднее колесо село. Случилось это на въезде в городок Тыгда, где мы нашли мастерскую, и я заклеил прокол любимым шнурком, а ребята подкачали колесо. Тыгда предстала во всей своей красе, когда мы заехали вглубь, тоже изрядно попетляв, чтобы выехать. Потом были Магдагачи, ещё хлеще Тыгды, и хотелось побыстрее оставить позади эти бедные «посёлки городского типа» с черными домами и пыльными улицами.

  Дальше встретились два персонажа, которые нас очень поулыбали. Вернее, один встречался нам ещё до заезда в посёлок и запомнился очень медленной скоростью. Как выяснилось, этот красивый красный спорт-кар парнишка гнал из Владивостока лично для себя, поэтому по такой дороге ехал почти со скоростью пешехода. Это и было понятно, потому, что если б он гнал для продажи, то как и большинство, вряд ли задумывался бы о том, что от неё останется по приезду. А вот второй товарищ просто в клочья разорвал! Он ехал на небольшом спортбайке, откуда-то из Центральной России во Владивосток. А ещё говорят, что я пофигист! Вот высшая степень пофигизма и неподготовленности к дальней дороге! На малокубатурном спортбайке по тайге! Безо всяких кофров с нужными вещами! И уж, конечно, без запасной резины. А вы бы видели его видон! Это был вид чувака, который даже не прокатиться из двора выехал, а просто спустился прогуляться, максимум – до булочной! Обычные брюки, куртка не мотоциклетная, простая кожаная. А вдобавок ко всему, он был обмотан обычным  вафельным полотенцем, как шарфиком!!! Мы были в легком шоке от него. Надеюсь, что он таки доехал до Владика и не предпринял попытки возвращаться снова на мотоцикле, а слил его там же или послал обратно поездом, как делают многие.

  Вообще, этот день оказался очень насыщенным на происшествия и впечатления. Если вчера мне хватило для полного счастья всего раз заклеить и пару раз подкачать колесо, то сегодня всё поменялось. Резина так прохудилась, что уже днём, на шиномонтаже знакомого  Ашота (другого, пока не читинского), я увидел на покрышке десятки «бульбашек» по всей окружности, после того, как он полил его водой. Это, конечно, ввело меня в легкий ступор. Тут подоспел и тёзка и попутчик на данном этапе. Перефразируя рекламку, «Мы выпили Бёрна (ну, тоже из семейства кока-кольных), и поехали дальше!».  Да, я решил  не париться и ехать на этом колесе, периодически подкачивая его, так как на местном шиномонтаже ничем не могли помочь. «Горец» предложил мне взять одну из двух его запасных камер на заднее колесо с собой. На всякий случай, если придётся из бескамерного колеса делать камерное. Хоть такой вариант не входил в мои планы, но от камеры я не отказался.

  Моя тактика вождения усугубилась ещё тем, что время от подкачки до подкачки было ограничено, поэтому я ехал ещё быстрее, чем вчера. Воздуха в колесе хватало примерно на полчаса, за которые я мог проехать 50-60 километров. Я до того потерял страх, что просто шпарил, не думая о поверхности, по которой еду. Грунтовка могла резко смениться свежевысыпанным скальным камнем, по которому я пролетал, просто не снижая скорости. Ощущения просто незабываемые, когда на большой, для такой «дороги»,  скорости, буквально влетаешь на камни, и, с грохотом и скрежетом, проносишься по ним. Спущенное колесо живёт своей жизнью, и заднюю часть мотоцикла носит из стороны в сторону, как маятник, но курс остаётся правильным и неизменным: вперёд! Добавить к этому ещё подъёмы и спуски с сопок – получился замечательный вид спорта – «байк-слей», как я тогда в мыслях его назвал. Надо было видеть лица тех дорожных работников, на глазах у которых проносился такой «байк-слеист»! В общем, с этими трудностями я справлялся, но засада была в другом. Мой компрессор, как я уже говорил, только занимал место в моём багаже, так и не заработав. Да, на дальневосточном отдыхе я не позаботился о его замене, но ругать себя за это было поздно и малоэффективно. Я старался найти в пути шиномонтаж, а этот бизнес здесь процветал ввиду понятных причин, или просил у проезжающих машин помощи. После первой дозаправки воздухом,  я подъехал к огромной дорожной стройке – это должна была быть в будущем развязка нескольких дорог, с виадуками. Поспрошав дорогу на запад, я выехал из этих насыпей в нужном направлении. Была, конечно, мысль дождаться Ашота, но необходимо было ехать, пока в колесе был воздух. Решил, что если дорога на запад одна, то мы, всё равно, встретимся дальше. А дальше снова пошёл дождь. Я зарулил под крышу маленькой остановки, наверное, автобусной. Асфальта хоть и нет пока, но он ведь будет когда-то. А автобусы ходят всегда, люди ведь живут в деревнях рядом с будущей трассой. В общем, впервые за всю дорогу, я, вместе с мотоциклом, заныкался в укрытие во время сильного дождя. Но, к сожалению, Ашота я там не дождался.  Как только выглянуло солнце, мы с Капонордом, на остатках воздуха в шине, понеслись по мокрой грунтовке. И уже через время мне помогли с компрессором ребята-перегонщики. Но колесо стиралось всё больше, и держало всё меньше, и, получилось так, что дальше у них я брал компрессор несколько раз в пути. Накачав колесо, я вырывался вперёд, а когда вставал, они меня нагоняли и снова выручали. Потом был ещё один шиномонтаж, последний перед долгой остановкой. Там я оставил послание для Ашота о том, что буду ждать его дальше по дороге. Дело шло к вечеру, и хотелось больше прохватить. В общем, перед очередной кафешкой я остановился. С мыслью уж тут дождаться его. Поставил мотоцикл на центральную подножку, развалился на нём, ногами на руль, как я люблю, включил музычку и закурил сигаретку с ментолом… О, какой это кайф! Растянуться в тайге на своём двухколёсном кресле, возле указателя с красивым названием  «Ярофей Павлович», и пускать в небо дым!

  Вскоре приехал Ашот и вернул меня на землю. Оказалось, что он таки свернул на том разъезде не туда, поехал через Сковородино и остановился из-за  неисправности мотоцикла, а тут ещё и дождь нагрянул. Но, слава Богу, дождь прошёл, он починился и догнал меня. Что бы сказать обо мне «всё, что думает», как написал он позже в своей статье в одном… мотожурнале. Но это отдельная история, которую я, может быть, ещё затрону. В общем, у каждого своя правда, но реальность была одна на двоих. Вечер наступил, и ехать дальше, чтобы что-то найти для ночлега, не было смысла. Да ещё и на таком колесе…

  Утро вечера мудреней. Мы обменялись мнениям, и оставшись каждый при своём, после перекуса, улеглись на скамье и столе, под навесом кафе. А ранним утром снова капли дождя стали мешать спокойному сну, и вскоре подняли на ноги. День озадачил неясностью. Несколько сот километров по грязи с таким колесом я бы не вытянул. Можно было и дальше ломиться, но это было бы не просто рискованно, а и глупо. Нужно было что-то предпринимать. Но перед этим надо было позавтракать.

  Тёзку тоже не радовал дождь(а кого бы он порадовал посреди тайги?), а так хотелось праздника, и он вспомнил, что по этой дороге четырёхколёсные любят ездить поддатыми, так как нет гаишников, и тоже решил принять на грудь градусов 40. Кафе открылось, но их, то есть градусов, в кафе не оказалось. Тогда я и вспомнил, что у меня есть трофейная бутылка армянского коньяка, которую мне подарили наши этнические земляки в Благовещенске после того, как я не попал в Китай. Да, я собирался открыть её по приезду домой, но при таких обстоятельствах можно было и отпить из неё немножко. И даже символически составил ему компанию, взяв в кафе  закусь и стаканчики...

  Повеселело! И дождь почти закончился. Но проблема с колесом осталась. Шиномонтаж рядом был закрыт, но дожидаться открытия и пытаться поставить камеру на резину, которой почти не осталось, тоже не хотелось. Тогда Ашот предложил закинуть мотоцикл в какой-нибудь попутный транспорт. Я говорю, что он же первым скажет, что я возил мотоцикл. Разумеется, всё шутя. Да и самому хотелось и обратный путь проделать своим только ходом. Но он ответил, что в этом ничего страшного нет, это ведь не «съезд», а вынужденная необходимость. Да я и сам понимал, что это было совсем не смертельно. Ладно, говорю, вон стоит машина, подхожу спрашиваю - если согласится, значит Бог послал её для меня, поеду на ней с мотоциклом. На удивление, водитель  с первого же раза согласился довезти меня до Читы. А ещё и машинка была с аппарелью для поднятия грузов! Вернулся, предложил Ашоту, мало ли. Но он отказался, его право. Договорились встретиться в Чите, и поехали дальше - кто на двух, а кто на четырёх…

  В кабине небольшого, конечно же, праворульного грузовичка, я, что называется, «почувствовал разницу» с ездой на мотоцикле. Вернее, не только почувствовал, но и ощутил её в полной мере! Об этой разнице я знал, конечно, ещё с юности, но когда просто не слезаешь с мотоцикла месяц, оказаться в автомобиле, было равносильно сидению в закрытой коробке. Это угнетало меня, несмотря на весь его «комфорт». Особенно на ямах и ухабах, когда стрелка спидометра почти не поднималась с нулевой отметки. А как хотелось нестись по ним на мотоцикле, как будто прошло не пол-дня, а целая вечность! А к вечеру мы заехали ещё и на объездную дорогу, которая увела с «трассы» по убогим деревням. Если до сих пор я видел в пути не раз деревни, которые очень оставляли желать о себе лучшего, то Давенда была верхом нищеты и убогости! Никакого описания словами не хватит, чтобы выразить состояние, в котором она находилась. Понятное дело, дорога отсутствует полностью. Еле видная надпись на почерневшем заборе «Магазин» среди таких же черных, покосившихся домов. Редкие жители не совсем трезвого вида. Вернее, совсем нетрезвого! Остатки гигантского рудника неподалёку от села. И бескрайняя тайга вокруг. Я ради прикола представил, что остаюсь здесь жить, и чуть не потекли мозги. А ведь люди тут живут, и вряд ли им это в прикол. Когда-то, в разгар советских времен, сюда посылали молодых людей, которые вносили свою лепту в постройку светлого будущего. Молибден добывали, золото. Из тех поколений и состоит сейчас огромное кладбище возле остатков села…

  К глубокой ночи, через глухие леса, мы пробрались к знакомой закусочной, но с другой стороны. Хозяин Коля выказал свою радость мне, но на этот раз их скамейка была не так актуальна. Мы с моим спасителем спали в теплой кабине его дома на колесах. Как говорил Фрунзик Мкртчян, «в етой гастинице я хазяин!». А хозяин «гостиницы», которая меня приютила, ехал с Петропавловска-Камчатского куда-то в Сибирь, на постоянное проживание.

  С ним мы проехали ещё один световой день, к концу которого начал появляться долгожданный асфальт, и, наконец-то, финишная асфальтная прямая в 132 километра до Читы. Сегодня знакомые таёжные пейзажи представали больше под моросящим дождем, и напрашивалась мысль о том, как доехал Ашот, но с ним не было связи. А на посту ГАИ перед Читой, милиционер, взглянув на мои документы, воскликнул: Так ты же сегодня днём здесь на мотоцикле проезжал! О, думаю, значит, Ашот добрался нормально!

  Переночевав в гостишке у дороги, теперь уже в цивильных условиях, мы выехали утром в город, на шиномонтаж. Туда приехали и ребята с моими колесами. Ещё немного ожидания, и я снова в седле! Первым делом – в мой любимый волшебный гаражик, к Мишане с золотыми руками и инструментами на все случаи.  Там ставим мою запасную цепочку и обе звезды. А дальше – знакомство с мотонародом Читы, покатушки, пиво с шашлыками… Наконец-то, появился на связи Ашот.  Шашлыков он не хочет, и домой ему надо поскорей. Оба пункта, наверное, были так сильны, что уехал он из Читы, не заехав и в кафе, где мы сидели. Ну, как говорят в Англии, когда леди покидает повозку - лошадь чувствует значительное облегчение. И снова мы остались каждый по себе, со своими дальнейшими планами. Вернее, у меня их не было. Я никуда не торопился. Просто лился… Как в жизни. Пусть будет как будет! А будет как должно быть!

  Вечером, после вкусных поз (я снова о еде, а не о сексе), встреч в читинском месте сбора мотоциклистов и покатушек, я узнал от ребят, что ночую сегодня у девушки Лиды. Как оказалось, это не просто девушка, а «хорошая девушка Лида», о которой ещё Шурик читал стихи! А ещё я встретил на стоянке Магу! Того самого Игоря из-под Томска, с которым мы в Китай не попали. И куда, как вы думаете, его пристроили другие наши мото-товарищи? Правильно, тоже к Лиде! Так мы встретились с ним в одном месте в одно время! Теперь уже и на обратном пути. Вот у Лиды на кухне пивасиком и отметили душевненько встречу, вместе с самой хозяйкой и с Кулибиным-Мишаней. К утру кое-кто дорвался до компьютера, но ненадолго – сон свалил. И Лидке с утра с ребенком возиться. А что нам, кабанам? Накатались и лежим! Так на день ещё и остались… Дознакомились с народом, с которым ещё не виделись, доели позы там, где ещё не ели, доделали всё на мотоциклах. Правда, затянулось это всё настолько, что не успели познакомиться с Пашей – мега-мото-челом – единственным(на тот момент) из России чуваком, участвовавшим в ралли «Париж – Дакар». Он ждал нас у Лидки, но так и не дождался, к сожалению. Вот и решили заехать к нему утром. (Через несколько лет от Украины на «Дакаре» выступил Вадим Притуляк, и дошел до финиша, но это, как говорится, другая история)

  А утром основательно собрались, заехали в центр пофотографироваться возле Ленина. А как же без этого? Его, говорят, недавно развернули в другую сторону, но нам это совсем не мешало. И только выехав из города вспомнили, что так и не увиделись с Пашей! Но, возвращаться, конечно, не стали. Потому как нас ждали дали! Мы мысленно там уже были. Даже про Пашу-раллиста забыли. Вот так вот. И рифмой умею.

  В общем, сразу за Читой мы встали. Мимо этой стеллы просто нельзя было проехать! Это был увековеченный в истории знак о том, что в 2004-м году от Читы до Владивостока было открыто не кем-нибудь, а Владимиром Путиным, сквозное «рабочее движение»! Об асфальте не идет речи, но движение налажено. Слава Богу, для нас оно было уже позади.

                                        В Монголию и обратно.

  А впереди у нас наметилась другая цель! Вот к ней мы и готовились накануне. Это желание у меня пришло как-то само собой. Уж очень часто звучало в разговорах в пути заветное слово «Монголия». Когда оказалось, что и Мага туда собрался – то и думать уже было нечего.

  Большая часть пути от Читы до Монголии проходила через Бурятию, по очень красивым местам. Особенно понравилась дорога вдоль реки и водохранилища, а так же холмы, коих становилось всё больше. Чувствовалась близость Монголии, и  в ландшафте, и в людях. Буряты очень похожи с монголами, одна раса, схожий язык. Да и нация, говорят, когда-то была одна…

  «Ом мани падме хум!» - так звучит главная буддийская молитва. Обращение ко Всевышнему, написанное на горе в Иволгинске, привлекло наше внимание во время заправки мотоциклов. Подоспел и забавный молодой гаишник монголоидной расы, и, ответив на его вопросы типа «кто, куда, откуда», мы стали задавать встречные, на интересующие нас темы типа что означает молитва, далеко ли до Монголии, и можно ли с ним (таким смешным) сфотографироваться. Пока мы общались с местным блюстителем порядка на дорогах, подъехал мальчик на велосипеде, и, услышав краем уха обрывки разговора, спросил с недоумением: «А вы что, всю Бурятию на мотоциклах хотите объехать?!» В его понимании это было, наверное, что-то из ряда вон выходящее – объехать всю необъятную Бурятию! Хотелось сказать, что мы уже таких «бурятий» проехали несколько десятков, но ответили с улыбкой: «Да, мальчик, всю!», тем вызвав у мальчика бескрайнее восхищение заезжими мотоциклистами. В отличии от бурята-милиционера, бурятский мальчик позволил его сфотографировать, что не могло не радовать.

  Следующей нашей остановкой был Гусиноозерск. Мы искали кафешку, желательно открытую, что бы наблюдать за мотоциклами, но две попытки попить чаю не увенчались успехом. В мгновение ока к нашим мотоциклам начинало подбираться множество нагловато-хамоватых молодых людей, в основном, нетрезвых, и нам приходилось резко укорачивать перерыв в движении. К ночи, наконец-то, мы доехали до Кяхты – последнего российского городка перед Монголией. Вернее, это больше похоже на гигантскую воинскую часть из-за огромного скопления техники перед границей. Мы подъехали почти к ней самой, но было поздно, и нужно было ждать открытия таможни в 8 утра. Немного попетляв от машины с подозрительными  типами, остановились под кафешкой, которая уже закрывалась. Но мое знание узбекского языка в необходимой степени не позволило нам остаться без шашлыка на ночь. Причем тут узбекский, спросите вы? Да просто шашлычник оказался из тех краев, а гость из Украины, говорящий на его языке не оставил его равнодушным. Я просто знаю азербайджанский (вырос там), а на его основе подучился у ребят в армии когда-то и некоторым другим мусульманским языкам. В общем, спали мы после подробных расспросов его и остальных сотрудников, оставшихся выпить и закусить, в двух креслах в самом кафе. За мотоциклами остался смотреть наш новый друг из Узбекистана, за что мы были ему очень благодарны.

  Настало долгожданное утро. Отоспавшись, мы собрались и выехали в сторону Монголии. Что Магу она примет, было понятно, а вот на счёт себя уверенности не было. Была мысль, что окажется для странника из Украины такой же негостеприимной, как Китай. Но, надежда, что всё получится, была сильнее.

  Мысленно мы были уже на той стороне границы… Как вдруг, Мага падает прямо посредине дороги! Хотел уступить автомобилю, и на маленьком угле решил заехать на новый слой асфальта. И прямо на моих глазах, перед самой границей, лежит и Мага и его мотоцикл. Благо, сам Игорь ударился не сильно, и мотоцикл тоже. Но, проскользив по асфальту, успело повредиться много всего необходимого в пути – дождевик, палатка, телефон и другие полезные вещи. Но, на скорость это, как говорится не влияло, и, собравшись в кучу в прямом смысле слова, мы подъехали к линии, отделяющей одну легендарную страну от другой. Как всегда, протискиваемся без очереди к воротам. Там монголы жгут благовония на бордюре. Принюхались. Своеобразно, но сандал лучше. Заруливаем к самой будке. Нас пропускают вовнутрь, а это не могло не радовать. Проезжаем дальше.

  Стоит работница и посасывает палец, как это бывает когда откусишь заусеницу, и она кровоточит. Спрашиваю – оказалось, грешит тем же, искусала пальцы. Достаю бинт из аптечки, чем вызываю необычайную к себе расположенность. Она заполняет за меня важный листочек для въезда, делая в каждом слове по ошибке. Её напарница берет с меня незначительную сумму и отправляет в зал ставить печати на бумажках. При этом, Игорь остаётся заполнять въездную визу! Отметившись где было нужно, я стою уже у мотоцикла в ожидании Маги, и недоумеваю. За что мне такая кайфушка? Разговорившись с каким-то молодым начальником, учившемся в Питере, узнаю, что для граждан Украины  въезд в Монголию упрощён до минимума. Визы не нужно, приехал или пришёл – заходи, располагайся! Причем, это ещё с брежневских времён осталось. За час ожидания я чуть не уснул на мотоцикле, и когда Игорь вернулся, я сказал, что это ему за Китай!

  Наконец-то, мы, довольные, въехали в Монголию! Нас сразу стали веселить надписи кириллицей на монгольском языке. Потом стала радовать природа… Так, на эмоциях, в первом же населенном пункте мы и остановились покушать. Там порадовало меню, деньги, цены, девушки-сотрудницы. В общем, радовало буквально всё! Поздний завтрак получился вкусным! Кстати, было неожиданным узнать, что хлеба, как такового, в Монголии нет, а вместо него нам подали что-то вроде большого не начиненного ничем пельменя. Не успели мы доесть, как мимо пронеслось два чопера. Я выскочил за ними на улицу, но не успел – пролетели. Догонять не стал, неудобно стояли мотоциклы. Рассчитались за еду, оказалось ещё и недорого. Поснимались на фоне Монголии, и поехали вглубь её. Надо сказать, это прёт необычно, когда ты находишься далеко, но по пути домой,  а потом вдруг резко уезжаешь в другую сторону, в совсем незнакомую страну.

  Вот так, радостью дыша, и ехали по древним монгольским землям, принимая приветствия фарами встречных машин. Сначала было удивительно, думали, что милицию показывают, потом поняли, что это просто они так рады нам. О! Какие там ландшафты! Юрты, верблюды, кони…

  Возле одной речки решили встать, покупаться, Игорь  захотел помыть мотик и «пошаманить» его после падения. Там я и успел покататься на маленьком коне, на котором к нам подъехал простой монгольский дядя. Он тоже говорил по-русски, и вспоминал свои поездки по бывшему СССР. Коня дал прокатиться безвозмездно, то есть даром. Оставив на время своего, я сделал пару кружков на монгольском коне – было очень уж приятно, учитывая, что я делал это в первый раз в жизни без сопровождения. Дальше у нас был первый город, и поиски резины для Маги. Да, теперь и его мотоциклу пора было менять заднюю шину. И надпись на магазине «Мотоцинкл зарж байна» тут же заставила остановиться перед ним с огромной улыбкой. Понятное дело, в Дархане её не нашлось. Но успел найтись, что очень удивило, педераст. Настоящий такой, классический! Стал рассказывать мне на нескольких языках, (жестами было понятнее всего), как сильно его недавно избили, и как он был бы рад, если бы я вступил с ним, как говорится, в интимную половую связь у него дома, недалеко отсюда. На что я ответил ему, что голоден, но не настолько. И что если он сейчас не свалит, то я ему добавлю побоев на морде лица.

  Цены на бензин нас не пугали, в пересчёте получалось вполне приемлемо, только на заправке у меня не хватило монгольских тугриков. Ага, тут деньги называются именно так, и я, залив полный бак, добавил российских рублей, уверив, что этого хватит. На удивление, мне поверили. Но, к моему стыду, этих денег немного не хватало до нужной суммы. Я торопился за отъехавшим от заправки Магой, надеясь, что заеду сюда на обратной дороге, но и обратно проехал эту заправку. Прости меня, если можешь, добрая монгольская тётя!

  Дальше по дороге нас привлёк указатель на исторический памятник, туда мы и свернули. Оказалось монгольское поселение в миниатюре, что-то типа нашего Пирогова. Прикольненько, там и гостиница была, но рано было отдыхать. Мы продолжали созерцать юрты вживую. Они стояли то тут, то там – на полях, под холмами. И один вопрос мне стал интересен – как монголы выбирают место для юрты? По каким критериям, если вокруг чисто поле? Почему именно здесь, а не на 10 метров правее или на 20 левее? Наверное, что-то, всё-таки, они знают. Или не заморачиваются совсем, а просто ставят где попало, где вздумается – кто в чистом поле, кто у дороги, кто у подножия холма. Кстати, на счёт холмов. Нам они так понравились, что мы съехали с дороги, чтобы въехать на один из них на своих мотоциклах. И, к нашей радости, это у нас получилось! Посозерцав сверху Монголию и, конечно, сделав множество радостных кадров, мы съехали вниз, к дороге. Что характерно, и это у нас получилось, и мы продолжили движение.

  По пути часто встречались кучки камней с лентами, и у самой большой мы остановились. К тому времени я уже  знал, что это означает что-то вроде «Очисти дорогу позади идущему» - каждый, кто подходил к этим священным местам, должен был кинуть камень, взятый с дороги. Но подойдя ближе, мы нашли там, кроме камней, ещё и деньги, детали автомобиля, музыкальные инструменты, а так же большое множество костылей всех мастей. Возможно, это  этап. Не знаю, опять-таки – монголам виднее.

  А нам всё виднее становился Улан-Батор с его смогом над городом, и к вечеру мы в него въехали. После юрт, полей, коней, это был, конечно, мегаполис. Здесь уже чувствовалась цивилизация – огни торговых центров и заведений, и прочие прелести. Проехали по улицам до самого центра и остановились на главной площади с огромной статуей Чингис-хана на вершине ступеней и маленьким Сухе Батором на коне напротив. Как потом мы поняли, завоевателя Чингис-хана тут считают национальным героем, а к коммунистическим идеям поостыли, как и сам «старший брат», от кого это всё пошло. В общем, сидели мы в центре города да думали что теперь делать. Вызвался один парень нам помочь с поисками байкерского места и самих байкеров. Синус дал Игорю какой-то адрес, по которому мы, катаясь с гидом по городу, не нашли ни места, ни людей. Зато в кафе, куда зашли на шашлычок, познакомились с двумя россиянами, работающими здесь. Поели, даже пива попили. Нам объяснили, что милиция тут не ругает за это, а тем более, гостей заезжих! Вот и решили отметить приезд символическим стаканчиком. А к ночи, навеселе, но от самого факта, что мы в столице Монголии, мы отправились по городу в поисках недорогой гостиницы. Наш новый знакомый не  хотел оставлять нас, как говорится, до победного, пока не поселит. И, о, чудо! На одном из поворотов мы увидели парня с девушкой на мотоцикле! Останавливаемся мы, они разворачиваются и подъезжают к нам. Наконец-то, это случилось! Мы встретили местного мотоциклиста, а значит будет нам счастье в Улан-баторе. Парень назвался Урри, мы тоже представились, попытались рассказать кто мы и откуда.  Хоть русский язык у него и «хромал», вернее, почти не ходил, но он понял, что нам надо и мы все вместе поехали в гостиницу. С третьей попытки нам удалось найти сочетание цены и качества, получилось что-то вроде 20 долларов на человека. Повеселил момент, когда мы стояли на улице, и я тихо так «цинкую» Маге, что чувак реально похож на Урри из «Приключения Электроника», думая, что он не поймёт. А он как воскликнет на ломаном русском, показывая на себя: Да, да! Смотри как похож на Николай Караченцев! Это нас заулыбало не по-детски! Подтянулся по его звонку и Тимур – тот знал русский, как свой родной. Учился в русской школе. Видно, учился хорошо.

  На следующий день за нами приехало несколько ребят, и мы поехали в мото-экскурсию по Улан-Батору и окрестностям. Ребята показали нам и Дворец последнего Императора Монголии, и побывали на горе, где находится Памятник Советским Воинам, там же рядом стоит и огромный позолоченный Будда, подаренный Монголии Китаем, если я не ошибаюсь. Но точно не наоборот. Там же мы успели и поучаствовать в строительстве юрты, а это большая честь для гостей. А ещё огромная статуя Будды стоит в центральном храме буддийского монастыря Улан-Батора. Тимур недолго объяснял нашу историю смотрителю храма со словами «матцыкль… Киев…», после чего он, как и остальные, кто слышал это, проникся уважением к нам и разрешил фотографировать внутри, что здесь строго-настрого запрещено. Будучи христианином, человеком верующим, мне интересны и другие религии, в частности – буддизм. Мы с Магой не отказались от экскурсии по всему монастырю, о чем я, на самом деле, давно мечтал. Послушали мантры, исполняемые молодыми монахами вместе с ламами. Пообщались с одним из них – отцом Уланом, который тоже владел русским. Он нам дал по амулету с собой в дорогу, мы приняли с благодарностью, но его я не стал одевать, да простят мне ребята. Мне хватает креста на себе. А вот на Маге его не было. Он как-то вспомнил в пути, что некрещёный и что когда-то нужно это сделать. В дороге я убедил Игоря в том, что это уже нельзя откладывать, и что сразу по возвращении в Россию мы его крестим. Он,  конечно, не понял, где мы можем это сделать, и почему я так уверен. Но я объяснил ему, что есть у меня на примете один монастырь, в котором всё будет хорошо. Да, я говорил о том самом монастыре, к которому я подъезжал по пути на Восток. Когда я стоял перед воротами и понимал, что ещё вернусь сюда обязательно. Вот он, этот повод! Мне было за честь, что Мага предложил мне стать его Крестным отцом, и мы договорились, что заедем туда по дороге назад, и если это угодно Богу – то он покрестится именно там.

  На обед мы заехали в один из ресторанов, где нам подали суп, мясо и картошку. Да, еда здесь без излишних премудростей. Монгольская кухня, по всей видимости, формировалась веками в кочевых условиях, поэтому, в основном, простая, но калорийная. Всю дорогу в кафе играла русская попса, нравится она им очень. Но больше удивило, когда из соседнего стола стали доноситься слова песни «Подмосковные вечера»! Прикольно было слышать, как целый стол из каких-то монгольских служащих, в приподнятом настроении, распевали русскую песню!

  Тот насыщенный день закончился в «Харлей клубе». Да, в Улан -Баторе есть такой. Там собрались многие мотоциклисты, и мы славно пообщались. Познакомились и с парнем из Киева, который живёт там уже пару лет, много интересного про Монголию поведал, глазами украинца, так сказать. А апогеем вечера было то, что Тимур спел для нас с Магой со сцены две песни Виктора Цоя. Было очень приятно услышать их от монгола, да ещё в хорошем исполнении и вполне русском произношении. А ещё в Монголии очень симпатичные девушки, и это не казалось мне от голода, это так на самом деле, как ни звучит это странно для кого-то. Но в тот вечер мы не стали искать приключений, так как готовились к Крещению. Довольные приемом, мы отправились спать перед дальней дорогой.

  Утром Саша нам помог с обменом денег, А Тимур проводил нас до самого выезда из города, через шиномонтаж и заправку. Были недолго тут, но с ребятами успели душевно сойтись. Хочу когда-то обязательно к ним вернуться, что бы поехать дальше, вглубь, по пустыням и бездорожью.

  А выехав из Улан-Батора, встретили под деревом двух немцев на велосипедах. Да, и таких «предурков» здесь хватало. Он собирал дрова, разжигал огонь, а она готовила еду. Это ж сколько надо иметь терпения! Правда, привозили они велосипеды поездом до Улан -Уде,  но, всё равно, я бы так не смог, нервов бы не хватило.

  В общем, обратная дорога была менее насыщенной на остановки. Разве что, раз набрались наглости, подъехали к одной юрте и просто прозрели! То, что возле некоторых юрт стояли джипы, мы заметили ещё по дороге туда. Но теперь нам открылись новые факты из нелёгкой жизни монгольских животноводов! Рядом с юртами стоят параболические антенны, то есть с телевидением всё в порядке, как и с телефонами. Думаю, там и интернет функционирует. А питается это всё от солнечных батарей! Вот так вот. Пасут себе овец, верблюдов и прочую живность, и особо не парятся.

                                                 И снова Россия...

  А мы вот так, не сильно парясь, к вечеру добрались до границы. Там оформили все бумажки для выезда, и лишь одно известие повергло меня в легкое негодование. При очередном въезде на территорию России мне поставили 2 месяца пребывания в стране. Оно-то, вроде и радостно, но есть одно но! Я вспомнил, что тот жирный боров на выезде из Украины буквально вымутил из меня тысячу рублей, что бы сделать мне 2 месяца, хотя был обязан это сделать. Ну, Бог ему судья! А мы едем по Кяхте, заезжаем в кафешку с очень симпатичной барменшей, но не очень вкусной едой, и заканчиваем свой путь на этот день в небольшой деревянной гостинице в городке Иволгинск. Тут к нам подошли трое местных парнишек, один из которых со знанием дела и довольной улыбкой, спросил: Ну, что? Вы уже обратно? Мы с Магой переглянулись, но не вспомнили его по пути туда. Вы что, не узнали меня?! – говорит паренёк в кепке. Просто я тогда в форме был, а сейчас – нет. Оказалось, что это был тот самый гаишник, с которым мы общались тогда возле заправки!

  Остановились именно там мы не случайно. Дело в том, что мы были наслышаны  о местном чуде – Бурятском ламе, который просидел в медитации 80 лет! Да, этот продвинутый монах, ещё в начале прошлого века, когда на Буддизм начались гонения, собрал близких учеников и сказал, что уходит. Наказал закопать его, проверить через 30 лет, а когда настанут времена полегче - достать его из земли.

  Вот в 2002-м его и извлекли из бумхана (специального кедрового ящика), и поместили в монастыре, где он и по сей день сидит в позе лотоса, с ровной спиной. Исследования клеток показали, что это клетки не мёртвого человека. С него иногда даже стирают проступающий на лбу пот. Он весит сейчас 40 килограмов, но периодически вес тела может меняться до килограмма, как и температура под стеклянным саркофагом, где он находится. Считается, что это из-за жизненных процессов организма. А присутствие рядом с ним, по ощущениям, похоже на присутствие живого человека. Поэтому, у буддистов это ещё называется Встречей с ним.  Он как сгусток умиротворяющей энергии, которой хватало на всех, кто оказывался рядом. Вот и нам захотелось с ним встретиться, если мы совсем близко. Мы узнали, что есть дни, когда его показывают, но в какие именно – не знали. Но, по крайней мере, попробовать надо было. Для этого мы выехали рано утром в дацан (так называется буддийский монастырь). Там, путем вопросов-ответов, нашли настоятеля, рассказали, что мы издалека приехали, чтобы увидеть это чудо. Но он ответил, что очередной день Встречи - 15-го сентября, и если мы ехали для этого, то должны были знать об этом с их сайта. На дворе стояло только первое сентября… Две недели ожидания аж никак не влезали в наши планы, как бы ни пытаться их туда затолкать!  И никакие просьбы сделать для нас исключение не помогли. «Человек находится в медитации, и я не буду его беспокоить!» - лама был непреклонен. Нам ничего не оставалось, как сфотографировать снаружи дуган (корпус), где он находится, и продолжить свой путь. По приезду домой я узнал, что только 7 дней в году происходит Поклонение Нетленному Телу Пандидо Хамбо Ламе Даши-Доржо Итигелову – бывшему главе российских буддистов, достигшему прямого постижения Пустоты, одному из немногих людей, сумевшему сознательно контролировать процесс своей смерти…

  Ну, говорю Маге, раз не приняли нас в буддийском монастыре, то поедем мы с тобой в наш, христианский. Уж там-то нам точно не откажут, в этом я был, почему-то, уверен. Так, не торопясь, по хорошей погоде, мы добрались до того самого Селенгинского Свято-Троицкого мужского монастыря. По дороге, правда, меня ужалила оса, отчего половина моего лица стала ощутимо пухлее, и один глаз стал совсем как местный, бурятский. Но и это не помешало мне договориться с настоятелем монастыря о том, чтобы крестить у них нашего Игоря, который созрел для этого именно в этом пути. Но для этого надо было остаться до завтрашнего утра, и нам предоставили приют и питание. У нас было свободных полдня, и мы решили съездить пока к легендарному озеру Байкал, которое я проскочил по дороге на Восток.

  У самого озера, в селе Посольское, мы тоже зашли в местный монастырь, и просто заслушались местными песнопениями. В каждой церкви есть свои особенности пения молитвы, и иногда это звучит просто сказочно, как и в этот раз. Прогулявшись по небольшой территории храма, я нашёл две интересные особенности. Первое – это подтверждение того, что украинские строители работают везде, даже в Забайкальском монастыре! Передаю привет от них всей Украине, и, в частности, их родной Западной. И второе, что зацепило уже нас обоих, это то, что мотоцикл полезен всегда и во всём, даже для строительства храма! Растворы и прочая необходимость поднималась наверх с помощью именно мотоциклетного колеса, на которое был надет канат с ведром. Вот так.

  Дальше было купание! Долгожданное купание бородатых странников в озере Байкал, в первый день осени! Романтика, блин! Нет, ну, понятно, что с девушкой поромантичнее было бы, но не может же столько хорошего быть сразу! Кстати, когда писал слово «девушкой», пропала буква «е» и получилось «с двушкой». Ну, правильно, нас же двое там было… А трапеза в монастыре была намного реальнее, к ней мы и поспешили. Только по дороге не смогли спокойно проехать мимо деревянного здания с надписью, вернее, двумя. Огромная надпись «Продукты», и под ней же – малюсенькая «Дом культуры». Приоритеты расставлены были правильно, и мы в две руки это запечатлели.

  Поужинав монастырской едой, мы долгое время общались с монахом. Он нам поведал, что монастырь за свою историю претерпел немало кардинальных изменений, пока всё не вернулось на круги своя. Его, за время безбожной советской власти, переделывали и в психушку, и в лечебницу для алкоголиков, и во что-то ещё, но сейчас он снова возрождается. Правда, на это нужно немало времени, средств и энергии. А после местный художник показал свою мастерскую, рассказал об их жизни тут, о городе Кяхта, откуда он родом, который мы проезжали в обе стороны. А им было, понятное дело, интересно как мы с Магой «докатились» до такой жизни, о чём мы, в свою очередь, с удовольствием рассказали. А на покой отправилсь в келью, которую нам выделили.

  Отдохнувшие, мы отстояли всю утреннюю службу и приготовились к Крещению. Но и это заняло много времени, всё шло по монастырским канонам, а это жестче, чем у мирян. С нами был ещё один ребёнок на Крещение, и весь обряд проходил с ним и его семьёй. После соответствующих молитв, Магу, как и того ребёнка, трижды окунули в большой чан с водой. Но с этим Игорь, несмотря на свои размеры, справился вполне – емкость позволяла. Труднее было настоятелю найти на лысой голове Маги волосы, которые надо было срезать ножницами с четырех сторон. С боков и сзади ещё как-то получилось, а вот впереди пришлось поискать всем вместе, пока не нашлась та единственная волосинка! Но и это, Слава Богу, получилось, и священник завершил процесс. Думаю что, таинство Крещения, как и обряд, состоялось. Игорь вышел радостный, с крестиком на теле и в душе. А я был рад за него и себя, конечно, тоже. Тогда я понял, что не зря вообще весь этот путь проделал, потому, что даже только ради этого стоило ехать!

  Перед монастырскими воротами нас провожали монахи и послушники, которых здесь пока намного больше. Нам нужно было ехать дальше своими дорогами, а им - оставаться и поднимать монастырь. И снова мы отправились в путь, но теперь уже оба крещёные. И солнце нам светило, и на душе было ещё радостнее. А красивая дорога вдоль Байкала только приумножала эту радость! Душе захотелось полёта, и стал я мчаться быстрее. Несмотря на то, что с Магой мы «прикатались», мне снова захотелось вырваться вперёд. Мы договорились встретиться в Иркутске, и я «полетел»! Серпантины, повороты, подъёмы, спуски… Так, незаметно пришёл вечер и последний перевал перед Иркутском. Я остановился на подъемё, чтобы взглянуть ещё разок на Байкал, который теперь увижу не скоро, и, всё-таки, попробовать правильно приготовленного омуля – местную байкальскую достопримечательность. Запечённый в фольге омуль – это что-то! Чуть вместе с пальцами не съел. Не успел договорить с Максимом из Иркутска, что перевал остался, как вдруг промчалось мимо двое на «спорте» каком-то. Я быстренько собрался, и за ними! Но вот догнать быстренько не получилось, пришлось на всю топить. «Конечно, думаю, раз спорт то впереди всё время будет?! Да так, что я на своём тяжелом эндуро не догоню?!» Завелся ни с чего, видать, охота погонять было.  Догнал. И  помахал рукой, проехав мимо, на повороте длинном. А в зеркала гляжу – отставать не хотят. Ну думаю, не дам вам обогнать меня! И как втопил по перевалу до 140-150 на разгонах. А ещё стемнело как раз. В общем, понимал, что гоню, и не только в прямом смысле, но, не переставал это делать. Наверное, потому, что они «сидели на хвосте». Так, минут за сорок мы проехали то расстояние, на котором нас ждали через часа полтора. И в кафешке на въезде в город пришлось ещё подождать ребят, которые встречали меня. Заодно и с новыми попутчиками познакомились. Спрашиваю – чего так летели, обогнать меня хотели? «Да нет, говорят, это ты так летел, что мы офигевали, но отставать от эндуро не хотели. Вот и летели за тобой!» Вот вам и разное видение одного и того же. Вдобавок оказалось, что эти ребята знали обо мне ещё когда я ехал на Восток.

  Подъехали и другие, уже знакомые ребята. И мы собрались ехать вместе в город. Один паренёк привлёк внимание моё небольшим акцентом какой-то славянской страны. Оказалось, что он поляк. И не просто поляк, а польский католический монах, который живёт в Иркутске и ездит на мотоцикле. Все вместе мы поехали в бар, где предались разговорам о дороге, и снова о наших фестивалях. Теперь уже кроме Макса в беседе участвовали и сами организаторы Байкальского слёта, их очень интересовала закулисная сторона нашего фестиваля, о чём я с удовольствием поведал им, пусть развиваются.

  Этот день закончился в квартире, куда любезно поселили меня ребята. Мага, сразу по приезду в Иркутск нашёл своих родственников, и до отъезда был уже с ними. А у меня с утра была экскурсия в Храм Иркутской Католической Епархии. И в келью моего нового знакомого Паши, которая находится при храме. Надо сказать, не раз живя в кельях православных монахов, католическое место обитания священника меня, мягко говоря, приятно удивило. Это было что-то вроде благоустроенного номера в гостинице, со всеми прелестями цивилизации, включая телевизор и компьютер с интернетом. Вот его-то мне и не хватало для полного счастья. Я пополнил информацию в своём он-лайн дневнике, и мы продолжили экскурсию. Недалеко от храма находится гараж, где живет его 1200-кубовый мотоцикл. Там мы смазали цепи своих коней и выехали на место встречи с Магой. Заправившись и поблагодарив Пашу, мы с Магой оставили позади теперь уже и Иркутск. Впереди нас ждал очередной кусок бездорожья, но мы были готовы к нему. Правда, за этот день случались и непредвиденные вещи – на одном из спусков мотоцикл резко дернулся в сторону, чем сильно меня напугал. То ли это было разлито масло, то ли проблемные куски асфальта, о которых предупреждал Индеец, но, слава Богу, пронесло, я не свалился. Точно так же раз пронесло, когда в клубе пыли на очередном куске бездорожья, еле разъехались с джипом, несущимся навстречу. А в общем, хороший день был, насыщенный разными дорожными поверхностями. Но ехали дружненько, парой, не смотря ни на что. Правда, один раз чуть не потерялись. Я знал, что Маге нужно было заехать на место своей бывшей командировки, где-то в этом районе. Но он как-то резко это сделал, пока я ехал впереди. Пришлось остановиться и дождаться его возле железнодорожного переезда за селом. В некоторых сёлах  просто поражала близость домов к дорожному полотну из камней и песка. Асфальта там ещё нет, и дома стоят в толстом слое пыли. Не понимаю, как может дорога проходить прямо под домом, ещё и на повороте.

  А наши повороты привели нас в Тайшет. Городок, где начинается Байкало-Амурская Магистраль - дорога в никуда, которая умерла, так и не родившись. Здесь, в Тайшете, работали товарищи Маги – молодые парни, которые приютили нас на эту ночь. Их тут и так было много, но на полу нашлось место ещё для двух путешественников, расстеливших свои походные матрасы. Правда, перед этим долго не засыпали, болтали и хихикали, как в общаге.

  А утром снова в дорогу! Ещё полдня, и бездорожье добито! Последний рывок был перед Канском, на том участке, который я когда-то объехал. Оказался промежутком километров в тридцать, с вывернутыми кусками асфальта, который для автомобиля был просто ужасом. А на мотоцикле, не торопясь, спокойненько всё объезжалось без особых усилий. Вот и спрашивается – зачем было мне тогда объезжать этот отрезок, чтобы застрять в грязи на ночь? А тогда я бы не почувствовал заново как это прекрасно – ехать!

  В этот раз и Канск показался не таким уж серым. Есть там, оказывается, и улицы с нормальными дорогами, и площадь с аркой, типа Триумфальной. Вот только американские казначейские билеты здесь оказалось поменять труднее, чем на всём пути. Какой-то часик поисков, и это тоже у нас получилось! В банке была какая-то очень сложная документальная система, кроме паспорта нужно было ещё чуть ли не биографию свою рассказать. Было время, заодно поведал  девушкам об Украине, о нашем путешествии, прежде чем всё решилось, и мы снова двинулись в путь.




    Правда, сегодня наши пути должны были разойтись. Но это касалось только физической дороги, которая нас духовно свела надолго. А пока мы проехали Красноярск. За Ачинском, из которого мы, каким-то образом, очень долго выезжали, мы остановились в кафе. Мы понимали, что это последний наш совместный обед в этом путешествии, и смаковали им, и минутами общения, как будто расстаёмся навсегда. А после мы попрощались перед мотоциклами, потом сев на них, ещё некоторое время ехали рядом, не торопясь. Потом я решил, всё-таки вырваться вперёд, но вспомнил, что не отдал Маге обещанный магнитик из Читы, которых специально купил две штуки. Достал из кармашка сумки тот, на котором был нарисован красивый Читинский храм с позолоченными куполами, снизил скорость, дождался его, и так же на ходу отдал его Игорю, как бы, благословляя в дорогу. Маге надо было свернуть на Томск, в родные края, где его ждала семья и работа! Игорь работает трактористом, и в путешествие на Восток выбрался в свой заслуженный отпуск, который подходил к концу. А сам я отвинтил ручку газа и унёсся навстречу великолепному закату! Впереди меня ждал город Кемерово, и ребята, которые меня пока лично не знали, но уже знали о моём приближении.

  Встретили меня «Церберусы» очень тепло, показали родной город, много интересных мест. Очень поразил меня Памятник погибшим шахтёрам, единственный в своём роде, как наш Памятник погибшим байкерам. Совершенно сюрреалистичный, выполненный скульптором Эрнстом неизвестным, он возвышается в парке над городом фигурой шахтёра, светящего сердечным огнём из груди - и впереди, и позади себя. Заставляет задуматься…

  После кафешки со всякими вкусностями, ребята повезли меня спать, домой к одному из парней. Отдохнуть было очень кстати, хотя, времени на это у меня оставалось совсем мало. Рано утром я собирался сделать старт для норматива «Железная Жопа». Я уже проделал это раз, и именно на этом участке. Теперь мне хотелось закрепить это, проехав за световой день расстояние в 1000 американских миль, в километрах должно было получиться не меньше 1600. Игорь "Шем" проводил меня рано утром с заправки, мы сфотографировались и записали показания спидометра, и в 6-37 я выехал из Кемерово. Сегодняшней моей целью был город Тюмень, по километражу это примерно столько и должно было получиться.

  Первые пару часов я ехал по дождю, поэтому сразу за городом пришлось одеть дождевик. Ехать быстро не позволяла мокрая поверхность, поэтому после Новосибирска, когда дождь закончился, пришлось нагонять время. Но, хочу остановиться немного поподробнее на Новосибирске. Ещё по дороге на Восток,  я попросил первого попавшегося мотоциклиста, что бы он вывел меня из города, если помните. А уже в обратном направлении ребята тоже созвонились тут с парнем, чтобы помог мне быстро проехать город. Когда я заехал в город, он встретил меня сразу на въезде и повёл за собой, сквозь джунгли сибирского города. Каково же было моё удивление, когда  он снял шлем, и оказалось, что это и был тот самый паренёк по имени Слава, который вывел меня и в первый раз! Мы сфотографировались с ним на фоне городских часов, было 9 утра, и, вскоре, он таки вывел меня из города. На этот раз в обратную сторону. Круг замкнулся. Дальше пошла моя любимая бетонка, по которой, в отличии от нашей «Полтавки», можно было ехать, не задумываясь о том, как сильно тебя подбросит на очередном стыке между плитами. На скорости около 150-160 километров в час, я домчал до Омска, и остановился на городской окружной. Как бы ни нужно было лететь, чтобы не терять времени, но покушать было ещё более необходимо. Особенно, шашлычка. В клетке рядом сидел сибирский «Миша», а вот его, как раз, мне и не хватало для полного фотоотчёта. А то знакомые, зная, что я проезжал Сибирь, всё спрашивали, не встречал ли я медведей в дороге. Наконец-то, честно отвечу, что встречал! В общем, после Омска дорога стала совсем уж насыщена транспортом,  а покрытие - значительно хуже. Теперь уже обгонять приходилось постоянно, и, зачастую, на колеях в асфальте. Пару-тройку раз это получилось очень рискованно. Средняя скорость заметно упала, но старался держать, по возможности, не меньше 120-140 километров в час. Подъезжая к уже знакомому Ялуторовску, понимал, что не добираю по километражу до 1600, поэтому решил накинуть себе километров 80, и во второй раз поехал по отрезку на Исетское, вместо того, что бы поехать прямо на Тюмень. Ещё для полного счастья пошёл дождь, и последние полторы сотни километров снова пришлось ехать в дождевике, и живя мыслями о том, что скоро всё это закончится. С заправок и кафе переписывался с Валерой по прозвищу «Батюшка», которого «подготовили» для встречи меня ребята из Кемерово. Хотя, о том, что я могу заехать в Тюмень, мы говорили с ним ещё на одном из украинских слётов, перед моим выездом. И вот, это случилось! Он встретил меня на въезде в город, под моросящим дождём. Приборы показывали 1609 километров, наезженных сутра. Тогда мы, для полноты результата, покатались с ним по Тюмени. Дождь утих, и я ехал следом за его джипом, наслаждаясь видами ночного города, пока не доехали до заправки, на которой мы с ним сфотографировались и зафиксировали конечный результат: 1644 километра, с утра до вечера!  Во второй раз сделал «Железную Жопу». Просто для себя. Давно хотел… А сейчас чувствовал лёгкую приятную усталость и удовлетворение. Поселил меня Валера в своей резиденции. Там было и куда коня поставить, и где самому поспать. И полазить в «паутине» снова представилась прекрасная возможность. Вот её я и использовал весь последующий день. Просидел в затворе - общался с людьми в инете, смотрел телевизор, и никуда выезжать не хотелось. А вот ко мне ребята приезжали. Перед отъездом на Новосибирск, Валера заехал с «Сытым» и с Глазковым. Коля – известный мотопутешественник, и ездит он по миру не на внедорожнике, типа моего, а на комфортабельном «Голдвинге». Глазков из тех людей, которые в определённый момент жизни оставляют бизнес и пускаются в путешествие по миру. Вот об этом всём мы и говорили, конечно. Это единственное общение, которое было в этот день  не виртуальным, а, что ни на есть, живым, и очень интересным. Ну, не считая официантки в ресторане «Батюшки». Уезжая, он предупредил девушек о моём приходе, а меня – о том, что это угощение от него. Так что, ужин мой в этот день проходил в заведении в рыцарском стиле, и в тёплой, дружественной обстановке. Но, в одиночку. Можно было и привыкнуть, за столько-то времени пути. Я ведь говорил уже, что интеллигентному человеку не скучно с самим собой? Всё было реально очень вкусно, я был очень благодарен Валере за приём. Впрочем, как и всем ребятам,  кто хоть как-то помог мне в дороге.

  А утро  следующих дня открывало мне несколько дорог и вариантов. Можно было дальше поехать в Челябинск, а можно было в Екатеринбург направиться. Но я выбрал сначала Ирбит, там находится завод, где производят мотоциклы «Урал». А уже после решил и в Екатеринбург заявиться. Благо, накануне ребята позвонили в Ирбит, предупредили директора музея при заводе о моём приезде.

  Недолго пришлось ехать до Ирбита, вскоре я нашёл легендарный завод и музей при нём. Меня там тепло встретил директор этого музея и показал всю экспозицию мотоциклов. Там собраны не только модели, которые производил их завод, но и те экземпляры иностранной техники, которые были приобретены заводом для изучения. Они разбирали продвинутые, на то время, модели, чтобы произвести нечто подобное на Ирбитском заводе. Догнать «BMW», с которого копировали «Урал», как вы знаете, не получилось, но, тем не менее, на постсоветском пространстве об этом мотоцикле знали и знают, если не все, то очень многие. Мне показали даже загажник музея, склад с необычными экспонатами, моторами и всякими другими частями тела мотоцикла. Сам директор музея в прошлом поставил несколько рекордов на мотоцикле, которые были занесены в Книгу рекордов Гиннеса. Это было особенным пунктом в нашей долгой познавательной беседе. Один из непобитых пока рекордов заключался в том, что они с товарищем ездили весь день (сколько точно часов, не помню) на Урале с коляской по стадиону… вроде, ничего особо сложного, да? Но ездили они с поднятым колесом коляски, на левом повороте, не останавливаясь и не опуская колесо! Менялись на ходу, вели по очереди, и на ходу же заливали бензин и масло! Маньяки, одним словом… На самом заводе я не задержался. Cнова захотелось устремиться в путь, а не ходить по цехам. Хотя, на некоторых участках дороги по населенным пунктам, скорость движения была не намного быстрее, чем пешком. Были места, где вереницы машин просто плелись несколькими километрами. А не объедешь ведь – сплошная. Особенно когда перед тобой едет милицейская машина.  Дождавшись разрыва в полосе, я её обогнал. Смотрю в зеркала – всё нормально, не гонятся. Плетемся дальше… Снова разрыв в полосе, и снова пытаюсь вырваться из этой «рутины»! Но на это раз в моих зеркалах появились красно-синие огоньки,  которых до сих пор не было. Что им ещё надо? Догоняют. Припирают к обочине. Начинаются «предъявы». Оказывается, полоса хоть и прервалась, но был знак, запрещающий обгон, который я не заметил. Извиняюсь, объясняю, что издалека еду – ничего. Пытаюсь решить вопрос деньгами, вызываю интерес. Предлагаю два варианта, имея в наличии две бумажки: или пятьдесят рублей, что кажется им явно несоответственно малой индульгенцией, или же тысяча, что кажется мне неизмеримо большой! Поясняю, что если они забирают эту тысячу, то я просто остаюсь прямо тут, ибо мне не хватит бензина ни до Челябинска, ни до Екатеринбурга, где бы я одолжил ещё денег, чтобы вернуться домой в Украину. Даже повторив это несколько раз, мои слова и просьбы не произвели на них никакого впечатления. Последнюю тыщонку они из меня, таки, выудили, что привело меня в непередаваемое отчаяние! Ладно, друзья-блюстители! Я сказал, что останусь тут, я это сделаю. Причем, сделаю пафосно! Демонстративно негодуя, ругаясь, и пиная ногой траву, спускаюсь с обочины и с грохотом падаю на спину в заросли! Будь что будет! Лежу и внимаю, не отъедет ли машина. Вроде, на месте, звука мотора не слышно. Лежу дальше.  Вдруг слышу в свою сторону: «Эй!». В ответ - тишина. И снова: «Эй, иди сюда!». Сработало! Приподнимаюсь в высокой траве, направляюсь в их сторону с понурым видом. Из окна высовывается рука с купюрой. «Забирай. И больше так не делай»… У меня хватил сил сдержаться от радостного возгласа «Yes!», и, конечно же, поблагодарив их и пообещав быть внимательней, я направился к двухколесному брату, который увез меня подальше от строгих, но снисходительных блюстителей порядка. Держа курс на Екатеринбург, я часам к 6-и, оказался перед магазином Миши, телефон которого скинул мне, не раз упомянутый в моём эпосе, Виталик «Индеец». Оказалось, что Миши нет на месте,  и магазин несколько минут как закрыт. Постояв у двери в раздумьях, ехать дальше в Челябинск или оставаться тут, я вспомнил, что в бывшем Свердловске у меня есть старый приятель Дима, который долгое время жил в Киеве по работе. Нарыл где-то и его телефон, и через 10 минут мы уже встретились, потому, что дом его оказался совсем рядом с мотомагазином. Так отпали мои сомнения о пребывании тут, и вскоре, после того, как я привел себя в порядок у Димы дома, мы с ним направились на встречу с ребятами. Конечно, очередное место встречи в новом городе! Людей было много на берегу реки, общение было приятным. Ребята расспрашивали о дороге, об Украине, в которой я собирался быть уже через пару-тройку дней… Как вдруг! «А чего тебе там делать? Поехали с нами в Ташкент!» - сказал темненький кучерявый парень по прозвищу Гамаюн. Прозвучало так, будто от Екатеринбурга до Ташкента всего километров двести. Ну, максимум, двести двадцать… И действительно, подумал я, чего мне торопиться? «Жена-дети-работа» меня не ждали, поэтому эта проблема не стояла. Я только спросил, сколько километров ехать и есть ли там байкеры. Гамаюн, в миру Денис, ответил, что это примерно две – две с половиной тысячи километров. Хоть это и раз в десять длиннее, чем могло показаться по простоте предложения, но… Вы же в курсе, что для бешеной собаки, особенно, возвращающейся с Владивостока и Монголии, каких-то пару тысяч километров в одну сторону - совсем не крюк. Гамаюн добавил, что байкеры там уже ждут, он с ними  списывался. «Узбеки?» – спросил я. «Ну, конечно!» - ответил Гамаюн.

  Хорошо! В Ташкент, так в Ташкент! Посмотрим на живых байкеров-узбеков! Гамаюн, наверное, и сам не ожидал, что я могу согласиться на такую авантюру после дальней дороги, но отступать было некуда! Мне только нужно было сделать очередной техосмотр мотоцикла и найти денег на дальнейшее путешествие. И то, и другое решилось в ближайшие пару дней. А в этот вечер было душевное застолье в местном армянском ресторане, разговоры допоздна и первая ночёвка дома у Димы.

  А ещё в эту ночь на меня напали. Проехал столько тысяч километров по разным дорогам, по тайге и степям, а нападение пережил дома у товарища. Энергетическое нападение. Очень сильное. Оно начиналось, как только я засыпал. Несколько раз. Молитва во сне спасала, но как только проходил границу между бодрствованием и сном – это начиналось снова. После нескольких раз мне, всё-таки, удалось уснуть и до утра не просыпаться.

  А утром начались мои Екатеринбургские будни. Проверка мотоцикла на компьютерной диагностике показала, что жить он будет, и, как оказалось, ещё долго. Ребята из мастерской Миши Ружьева очень серьезно подошли к вопросу его обследования. Благо, аппаратура соответственная имелась. И ребята, надо отметить,  там не промах! На тот момент, лучший кастом России, по итогу прошедшего этапа чемпионата мира по кастомайзингу, был делом их рук. Было приятно, что мой Капонорд обслуживался рядом с мотоциклом-победителем. Ещё нас с ним ребята из клуба «Черные ножи» угостили маслом, да ещё тем, которое он употреблял всю дорогу, так это нас с ним тоже очень порадовало! Это я всё о нём – о Капонорде. Который, как верный конь, вёз меня, когда нужно было ехать, и ждал, когда нужно было отдыхать. К вечеру, мы поставили его в стойло, перед новой авантюрой – ещё одной дальней дорогой, которая нарисовалась буквально на ровном месте.

  Выезжать мы собрались во вторник, поэтому времени для знакомства с городом у меня было предостаточно. Мы с Димой исследовали Екатеринбург днем – побывали во многих интересных местах. Запомнился надолго Храм, построенный в честь царской семьи. Ужас охватывает, как представляешь все злодеяния ленинских безбожников. Но, пусть всё идёт своим ходом!

  А вечером мы занялись объездом увеселительных заведений города. Успели вместе с ребятами поболеть в пивном пабе за футбольную команду России в матче с Македонией, и порадовались  победе «наших». А после, перемещаясь из одного модного клуба в другой, мой вывод, что в России, всё-таки, есть симпатичные девушки, подтвердился! Я понял, что живут они не только во Владивостоке, но и в Екатеринбурге их несметное количество! Вот такое тонкое наблюдение…

  Следующий день был тоже прогулочным. Но уже с Гамаюном. Знакомились ближе, так сказать, перед дальней дорогой. После очередного объезда красивых и интересных мест бывшего Свердловска, Денис пригласил меня к себе, где мы приятно провели время перед «битвой титанов». Вечером намечалось противостояние в боулинг между командой байкеров и командой КВН-щиков Урала. Состоялось оно в одном из местных боулинг-клубов, не помню сейчас названия. Зато, помню, что весь клуб был брендирован одной украинской водкой, что меня приятно удивило.  Держались наши братья о двух колёсах стойко, но КВН-щики , во главе с известными любителями морепродуктов, оказались большими умельцами катать шары. Кстати, сам я не играю в боулинг, мне всегда лень переодевать свою обувь на тапки.

  А вот на следующий день одеваться снова нужно было по-полной. И боты, и куртка, и всё остальное, было необходимо в дорогу. Потому, что дорога звала нас на север. Нет, столицу Узбекистана ещё не перенесли, конечно. Просто до вторника был ещё день, и Миша Ружьев, у которого я в этот раз ночевал, позвал меня на прогулку на север Урала, в его  духовную столицу – Верхотурье. Он знал о том, что мне интересна это тема, и не мог позволить себе отпустить меня, не показав мне основные монастыри и храмы Урала. Ну, а я не мог не согласиться с таким предложением.

  Это было первым значительным похолоданием за весь мой путь. Термометр мотоцикла каждые 20-30 минут показывал на градус меньше, пока не опустился на 9 градусов. Вместе с моросью и ветром получалось, довольно-таки, прохладно. Но, тем приятнее было добраться до Верхотурья, и его храмов, теплых во всех смыслах. На площадке перед входом в главный храм, нас встретил мальчик и предложил посторожить мотоциклы. Мы согласились, и пошли гулять по территории. Но когда вышли, мальчика, почему-то, не было. И денег, вроде, не давали сначала. А может, в таком случае не ушёл бы с поста?..

  Мы посетили несколько храмов, стоящих недалеко друг от друга, побыли на службе, помолились, послушали песнопения. Я даже купил диск с очень красивым пением местного мужского хора. В каждом храме и монастыре своя манера исполнения, и местная мне понравилась очень. Как и сами храмы и их теплота. А ещё очень понравился просто нереально красивый вид, открывающийся с возвышенности над небольшой речкой. Вернее, прорывающийся сквозь дымку тумана. Вместе с деревянными домами и канатным мостиком через реку, получалась настоящая картина. Причем, прелестей современной цивилизации не было видно, и картину можно было датировать даже началом прошлого века…

  Дорога обратно была приятнее тем, что снова повышался градус. Не в смысле от пива к виски, а в смысле, что становилось всё теплее, чем ближе мы подъезжали к Екатеринбургу. Правда, был небольшой туман, но он не сильно мешал, ехали не торопясь. Километров за 50-40 дорога раздвоилась, и встречная пошла параллельно. Стало легче ехать. Вскоре появились возвышенности и небольшие повороты. Вот тогда я вообще вошёл в раж, даже несмотря на то, что туман усилился и наступила темнота. Это придавало ещё большего экстрима. Хотелось просто гонять. Или, правильнее сказать, гнать. Вот я и гнал, то мчась вниз, в облако тумана, то выезжая из него, еле вписавшись в поворот. После, конечно,  Миша выказал своё удивление моей ездой, но в тот момент и на той дороге от мотоцикла мне хотелось именно этого. И он мне дал это сполна…

  Поездка, как и весь день, закончилась приятной задушевной беседой с Мишей и его девушкой. Разговоры с интересными людьми всегда приятны, особенно, в дороге...

  А утром, Миша вывел меня к ребятам, с которыми мне предстояло кардинально поменять направление своего пути. Нас было трое. Желающих ехать в Узбекистан. Зачинатель этого дела – Денис по прозвищу Гамаюн, о котором я уже упоминал. Его товарищ на спортивном мотоцикле. И Ваш покорный слуга, который решил не торопиться с возвращением в родные пенаты.

                                            На Ташкент!

  Первые утренние несколько сот километров мы провели в дожде, но, правда, в легком. То проскакивали его, то нагоняли снова, пока солнце не вошло в свои права окончательно. А мои мысли были заняты выводом о том, что мотоциклы трёх совершенно разных классов – круизёр, спортбайк и эндуро, тоже вполне могут путешествовать вместе. К тому времени мы проскочили Челябинск, успев где-то возле него перекусить, и подъехали к границе российской державы. Как всегда, миновав автомобили, в основном, грузовые, мы подкрались к таможенному пункту. Будто поджидая нас, навстречу выкатился совсем не худой дядька – местный начальник, и начал неторопливую беседу с нами, тем временем обходя технику вместе с водителями.

  «Ну, здравствуйте, мальчики! Откуда едем? А, вижу, из Екатеринбурга» - сказал таможенник, обойдя два мотоцикла. «А куда? В Ташкент?! Далековато собрались…» - продолжил он, подойдя уже к моему. И тут, при виде сине-желтого флажка на моем номере, у него случился культурный шок! «То ты шо, из неньки?! А чого молчишь?!». «Та я не молчу» - видповидаю я. «Так, из неньки. Але зараз з Далекого Схиду повертаюсь. Ось з хлопцями вырышылы к узбекским братам в гости навидатысь». «То бери своих хлопцив та пидэмо!» - сказал мой новый земляк и поманил нас за собой. «Бачиш, треба всюды мати своих людэй!» - сказал он, как украинец украинцу, закрывая двери своего кабинета. Там он выдал нам бумажки, которые надо было заполнить. И пока ребята делали это за соседним столом, он собственноручно мне помогал, продолжая начатую беседу об Украине, о том, кто и что сделал не так и как поправить политическое положение в стране. Я, конечно, мило поддерживал его, активизировав свои познания украинского языка, приобретенные за годы проживания в Украине. Судя по тихим ухахатываниям за спиной, я понял, что культурный шок случился не только у нашего нового протеже, но и у моих российских товарищей. Потом они объяснили  мне: «Пока не смотришь на вас - ну, беседа на украинском, ничего такого. А как только увидишь, что это говорит моджахедского вида бородач, то становится ужасно смешно!». В общем, из России мы выехали быстро, благодаря моей украинской принадлежности. Со въездом в Казахстан было чуть посложней, но тоже терпимо всё прошло. Это потом я узнал и неоднократно убедился, что казахские таможенники – самые недружелюбные из тех, с кем мне приходилось общаться, а пока нас встретил северный Казахстан, а вскоре, и первая кафешка.

  Ранним, так сказать, вечером, часам к 6-и, мы прибыли в Кустанай, первый город на нашем казахском пути. Там мы встретили первых симпатичных девушек, и там же потеряли одного бойца. Нет, с ним всё было, слава Богу, нормально. Но, обстоятельства не дали ему дальше ехать с нами, и он остался, что бы утром вернуться домой.

  А мы с Гамаюном продолжили путь по солнечному Казахстану. Разница температуры воздуха  в 25 градусов по сравнению со вчерашним Северным Уралом очень радовала. Ещё радовало то, что пошли населённые пункты с украинскими названиями. Тут тебе такой себе Чернигов, а здесь Харьков или Полтава. Видимо, строились когда-то эти города-деревни украинцами-первопроходцами. И дороги, кстати, первое время тоже радовали. До тех пор, пока вдруг в гладком асфальте резко не начали появляться огромные ямы, как когда-то перед Байкалом.

  Так, в эйфории начала путешествия по очередной стране, подходил к концу наш первый день совместного пути, как у Гамаюна успел закончиться бензин. У меня в баке его ещё хватало, и я поехал на поиски топлива для него. Благо, ехать пришлось недалеко, он не доехал буквально несколько километров до заправки. А заправившись, наши мысли были заняты тем, где найти приют поздним вечером в степи. К полуночи, или чуть раньше, появилась кафешка. Гостиницы рядом не наблюдалось, но зато мы заприметили юрту недалеко. Она оказалась пустой, но очень пыльной внутри. Нам это не было вовсе помехой, и мы попросились туда переночевать в своих спальных мешках. Персонал кафе любезно предоставил такую возможность, чем поверг нас в приятное удивление и необычайную радость. Поставив мотоциклы рядом с юртой, и заказав скромный ужин в кафе мы присели с ним возле своих коней, и приступили к философской беседе. Да, о смысле жизни, конечно же. О человеческих отношениях.… И о бескрайних степях тут, почти таких, как в Монголии. И снова я вспомнил о том, как монголы выбирают место для своих юрт посреди тех же бескрайних степей. Вы знаете, что это вопрос не давал мне покоя уже давно, и Гамаюн поддержал мои измышления на эту тему. Вариантов и причин, по которым места выбирались – было масса. Но ни одна причина не могла претендовать на окончательную, и единственно правильную. Вот только слетевшая из ниоткуда местная публика совсем не придавала философский окрас нашей беседе, а, наоборот, всячески приземляла её надоевшими вопросами типа кто, куда, откуда, сколько… Причем, делали это не всегда в корректной форме, и, в какой-то момент даже появилось напряжение, которое было сглажено представителями администрации кафе. Босоту вежливо, по-свойски, попросили отстать от гостей Казахстана, что, на удивление, было понято и принято их не совсем трезвыми головами. После того, как народ поотстал, мы предались приятному предвкушению скорой встречи с Ташкентом и узбекскими ребятами, которые нас ждут. «Российский цыган (да, Гамаюн был цыганом по происхождению) и украинский армянин едут в гости к узбекским байкерам!» - мечтательно произнес я. Тут Гамаюн, до этого соглашавшийся со мной, вдруг запнулся, как бы, готовясь сказать что-то важное. И, таки, сказал. «Знаешь, я тебя обманул» - сказал он извиняющимся тоном. Я не знал, что и подумать… «В общем, до Ташкента не 2500, как я тебе говорил, а 3500!» - выдавил он. Ладно, говорю, переживем.  «Но это еще не все: там нет байкеров узбеков, одни русские! А теперь делай, что хочешь!» – закончил он спич и улыбнулся. Ну, делать мне уже было нечего, как улыбнуться в ответ, и сказать ему, что он скотина! Причем, дважды!

  Проснулись мы утром в юрте, среди луковой шелухи, от пробивающегося в щели солнечного света. Умывшись и попив чаю в кафе, мы собрались ехать дальше, как к нам вышла девушка, со счётом в руках. «Мы ведь за всё заплатили!» - недоумеваем мы. «А это за юрту! Хозяин так сказал» - спустила она нас на землю. А то мы были приятно тронуты предоставленной странникам крышей над головой. Таки, за всё надо платить! Ну, заплатили, а что же делать?

  И поехали дальше по целине, великой и просторной. Когда появились варианты пути, навигатором нам послужили местные бабушки. Потом водители грузовиков. Так до строящихся участков дороги и доехали. Потом по ним прошлись хорошенько. Да там, куда на машинах за нами не могли проехать. И по камням промчались, и пыли наглотались. Так к Астане и выехали. И вот мы в новом сердце Казахстана. А тут всё строится, и та же пыль стоит клубами. Вызвонили Диму, одного из местных мотоциклистов, для того, чтобы пообщаться. Нашли место поспокойней, и стали ждать его там. «Ашот, как дела? Может, помочь чем-то?» - донеслось на армянском языке из приостановившейся рядом машины. «Нет, спасибо, всё нормально» - отвечаю я. Приятно, когда тебя так далеко от дома могут незнакомые люди назвать по имени, да ещё на родном языке. А всё благодаря тому, что у нас в Украине разрешены именные номера. Хоть разрешены они только для внутреннего пользования, но, как видите, прокатало, и не в одной стране. А как завидовали этому ребята-байкеры, на всём пути моего следования! Но это отдельная тема. В общем, пока мы дождались представителя местного мотодвижения, поменяли ещё пару мест ожиданий. Успели удивиться грандиозным постройкам, но, проехавшись уже с Димой по городу, нашему удивлению не было предела. В новой части города преобладал  бетон, металл и стекло. Постройки – одна необычней другой. Были места, которые  застраивались, как нам порассказывали, всего за несколько месяцев. Из голой степи превращаясь в европейский город. Кстати, Астана, был признан самым быстроразвивающимся городом, не то в СНГ, не то в Европе, не помню. Но, как видно было, президент вкладывал немало бюджетных средств, чтобы сделать свою родину столицей. Втроем мы вкусно пообедали, отведав национальных блюд в бюджетной кафешке. А возле главного ныне символа Казахстана – металлической вышки с шаром-рестораном на вершине, к нам подъехали ещё ребята на мотоциклах. С одним из них, Игорем, мы съездили за смазкой цепи, которую он подарил мне. Он была очень необходима моему мотоциклу. И со смазанной цепью стало намного приятнее продолжать путь.  Хоть и выехали уже на закате, но времени ехать было ещё добрых пару-тройку часов. К ночи, когда уже совсем стемнело, вдруг появились фонари с обоих сторон дороги. Как ни странно, но этот свет длился не километр и не два. И знаете, где мы оказались километров через 40 такой вереницы фонарей посреди ночи? Где-где?! В Караганде!

  А там нас встретил на спортбайке Виталик, который был предупрежден о нашем приезде. После нескольких вариантов, которые нам не подошли, он поселил нас в недорогую, но вполне сносную гостиницу. В номере  мы дорвались  до кроватей, оставив душ на утро. Но вот погрызть, всё равно, хотелось, и я спустился в поздний магазин. Там, слово за слово, разговорился с продавщицей. Узнав, что мы издалека, и что нас тут встречали, она спросила, знаем ли мы Петрухина.  Я ответил ей, что не знаем. «Ну, значит, вы никого не знаете!» - её вывод был однозначен. Речь шла о Дмитрие Петрухине, который, при поддержке одной политической партии, постоянно катается по миру, представляя Казахстан. Что ж, думаю, бедняжка не ведает, что кроме него в Казахстане тоже есть люди, которые катаются на мотоциклах. Я решил не ломать её иллюзий, и, оставив её в блаженном неведении, удалился пожирать купленные у неё шоколадные батончики. Ну, конечно, вместе с Гамаюном! Просто он не любит их, так как я!

  А утром мы поехали с Виталиком, как вы думаете, куда? Ну, да, осматривать всё те же местные достопримечательности и фотографироваться возле них. Это потом я вспомнил, что у меня тут живёт двоюродная бабушка, когда мы уже выехали из города. Но её адреса я, всё равно, не знал, да и времени на чаепитие с дальним родством у нас с Гамаюном не было. А вот с новым товарищем о двух колесах мы чай попили, и позавтракали в новом торговом центре в кафе, где с мотоциклистов не берут денег. Да, на удивление, и такое бывает, спасибо хозяину центра, который на тот момент только сел на мотоцикл. Вообще, ребята там очень гостеприимные, Виталик даже пытался залить мне бензин на свои деньги, но я, конечно, отказался. Слава Богу, мне хватало средств на это, на всём пути.

  А  третий день пути у нас был посвящен озеру Балхаш. Сначала мы долго ехали до него по бескрайним степям, и, к обеду, примерно, доехали. Потом ещё немало вдоль берега, пока не добрались до села, где можно было заехать поближе к воде. Там, на красивом берегу мы распрекрасно  отдохнули, купаясь в бирюзовой водичке и загорая на песочке. К вечеру мы объехали это красивое озеро, приближаясь к легендарной, не побоюсь этого слова, Чуйской долине. Вечером, в преддверии этого славного места, мы подъехали к посту милиции. Местный молодой блюститель был так безумно рад нам и настолько поражен дальностью нашего пробега, что, была б его воля, вырезал бы нам медальки из консервной банки. Но, нам вполне хватило того, что он направил нас в кафешку наподалеку, а при ней сдавались комнаты. Комнатой, конечно, это можно было назвать с большой натяжкой. Скорее - большой коробкой, в которой помещалось две кровати. Только на этот раз перед сном мы не стали обманывать себя батончиками, а заказали в кафешке полный стол всевозможных казахских явств, после чего улеглись в более чем скромных трущобах. Но, для путника в такой дали, и это было хоромами.

  Надо заметить, что чем южнее мы опускались, тем развязнее становились местные зеваки, слетавшиеся на нас, как мухи на мёд (или на гавно, не помню, как правильно). Утром на долгожданной заправке, когда мы подошли к кассе, на мотоцикле Дениса беспардонно расселся чувачок, который стал радостно крутить ручку газа, будто это подарок его отца на совершеннолетие. Гамаюну, конечно, такой ход событий не очень понравился, вернее, очень не понравился. Воздух стал искриться от его эмоций, а местных ахламонов становилось всё больше. Дабы не случилось «огня» мы поспешили удалиться восвояси.

  Чуть позже мы, таки, попали на огонёк. Горели Чуйские поля с коронным здесь растением – коноплёй. Так с нею борется милиция, время от времени, поджигая вожделенные для любителей измененного сознания, кусты зелени.  Только горели они  далеко, и на наше сознание наркотический дым не повлиял. Оно у нас и так было измененным от осознания того, что Ташкент всё ближе.  А пока мы проезжали сам городок Чу (в казахском звучании – Шу). На шиномонтаже нас в очередной раз обступили зеваки, один из которых выдал ещё один запоминающийся перл: «Я по месту из города в город боюсь выезжать, чтобы на трассе не остаться, если машина сломается. А вы из такой дали не побоялись приехать!»  Интересно, что когда едешь, куда глаза глядят, то об этом не очень-то думаешь, а услышав это от аборигена Чуйской долины – начинаешь задумываться. Ну, и то ненадолго. Успокаивала одна мысль, с которой я и выезжал в своё путешествие – Что бы ни случилось, Господь поможет выбраться!

  Только мы отъехали от очередной толпы зевак к магазинчику, как тут же к нам подъехал Мерседес с двумя типами сомнительного вида. Заговорщическим тоном они стали настойчиво предлагать нам купить  травку. Мы вежливо отказались, и снова поспешили в дорогу. Следующим населенным пунктом был город Тараз. Почти Тарас. Тараз Шевченго, можно сказать.

  Только скоро нужно было кушать, и нам и мотоциклам, а местных денег у нас почти не осталось, и мы стали искать, где поменять на них деньги международные, зеленые.

  Когда это нам удалось - сделали остановку на обед в Чуйской долине. После еще немного езды –и к вечеру мы на границе. А вот там уже пришлось немного подождать, ибо очереди трудящихся масс, желающих посетить соседнюю страну, были просто нескончаемые. И уже в ночь мы заехали в Узбекистан, и, о чудо! – совсем вскоре добрались и до Ташкента!

  Почти так же быстро пролетели и 5 дней нашего пребывания в Узбекистане. За это время мы попробовали плов и шашлык из разных «точек» города и страны(ну, да, это первое вспомнилось), посетили множество красивых мест, общались с интересными ребятами. Кстати, вечерами это происходило в единственном в Ташкенте заведении для всех, кто мыслит не так, как это принято у них, неформалов, так сказать. «Параллельный мир» или как-то так оно называлось. Там были рады и альпинистам, и роллерам, и всяким разным увлекающимся, в том числе, и байкерам. Кстати, один узбек среди мотоциклистов таки нашелся. И то, родня у него из Белой Церкви. Привет Рустаму и его родне! В общем, классно все было. В Самарканд съездили, по горам покатались, поныряли в озеро.

  Одно там только не радовало. Очень жесткое отношение властей к мотоциклистам. Гоняют, как в наших краях лет 20-30 назад. Вплоть до того, что по городу ездить не разрешают. Но, ребята держатся, и Бог им в помощь!

  И ещё. В России была бы актуальной наклейка большими буквами: "Нет, это не Хонда! И даже не БМВ! Это АП-РИ-ЛИ-Я! А тут бы пошла на ура наклейка с ещё бОльшими буквами: "Нет, это не чеХский мотоцикл! И даже не германский! Это итальянский!" Произносить название не было смысла - все равно, переспрашивают по нескольку раз, а так и не понимают.

  Резину я там так и не поменял, так же,  как и цепь. Такого товара там не было, да и кому оно там нужно? А, может, поменяй бы я это там – не случилось бы того, что случилось.

  В общем, выполнив программу посещения Ташкента, мы отправились в обратный путь. Дима Макурин довез нас до границы, и мы снова в дороге! Вечером были уже в Туркестане! Нет, до Туркмении мы не доехали, это казахский городок так называется. Там же посетили и самую большую мечеть (не помню среди каких). Вернее, мечеть была закрыта, зато перед ней увидели как два молодых милиционера бывало закинули в рот насвай и пошли исполнять долг службы. Улыбнулись за них и поехали.

  Еще день принес нам Кызыл-Орду и Байконур. Ракет не видели, но находиться в месте «связи с космосом» было приятно. И да, бензин там нереальный! Малинового цвета, от которого мотоцикл летит как та ракета. Правда, на моем тогда летать не особо получалось. К вечеру до Аральска доехали. В казахской интерпретации – Арал. Причём, полный! Одна гостиница на город. Со своим личным видением правильности условий проживания. И один обменный пункт, со своим личным курсом обмена. Отъезжая утром от «отеля», перекинулись парой фраз с ребятами-камазистами, следующих нашим направлением. Хотя, другого оттуда и не было. Дальше начинался участок «ядреного» бездорожья, и, водитель кинул, на всякий случай: Ну, вы езжайте вперед, если что – подберем! Ну, мы и поехали! Не торопясь особо, фотографируясь с верблюдами и пробуя местные дыни. Со временем покрытие дороги становилось всё хуже, пока совсем не пропало. Дальше это была просто степь, по которой каждый выбирал приемлемый для себя путь. Гамаюн шел по колеям от грузовиков, а я съехал влево и поехал параллельно «дороге», объезжая лужи от вчерашнего дождя… Впоследствии я узнал что прошедшие до нас эти места ребята, называли  Иргыз «Жопой мира». Так мы шли некоторое время, как вдруг, это случилось! На очередной грязи вокруг лужи зад мотоцикла сначала хорошенько кидануло в сторону, а потом и меня с него. Заваливаясь, я еще машинально крутанул ручку газа, из-за чего цепь слетела со звезды. Колесо еще держалось, а цепь сдалась раньше. Внезапно я оказался перед упавшим навьюченным мотоциклом посреди казахских степей. Гамаюн где-то в стороне, и если сейчас не найтись – потом может быть труднее. И ждать здесь некого, потому я напрягся так, что впервые за всю поездку в одиночку поднял мотоцикл! Накинул цепь, как в детстве на велосипед «Орленок», и снова поехал! Метра 4 проехал. Она снова слетела, но в этот раз хоть не со мной. Понимая, что она отслужила на 120 процентов, ставлю мотик на подножку и бегу в предполагаемом направлении Гамаюна, крича и размахивая руками. Ладно, думаю, далеко не уедет. Успел я только немного подумать о сложившейся ситуации и методах выхода из нее, как тут на горизонте появился Камаз. А при ближайшем рассмотрении – еще и наш знакомый! Вот он и оказался нужным. Водителя я попросил свернуть с «направления» в сторону, где ждал меня «обессиленный» конь. Подойдя к нему поближе, работяга увидел надпись на одной стороне бака «Один в поле не воин?». И ответ на другой «Я не один. Со мной Бог!».

  - Но ты ведь один стоишь здесь сейчас? – говорит водитель Камаза.
  - Но мне же Бог вас послал! – ответил ему я.

  Он молча пошел открывать борт грузовика, а его напарник вытащил из кузова доски, по которым можно было затащить мотоцикл. Когда всё было готово, к нам подъехал микроавтобус, из которого вышел любопытствующий водитель и тоже прочёл надписи на мотоцикле.

  - Но ты же один здесь остановился в степи?! – произнес он.

  Вместо меня, уже со знанием дела, ему ответил водитель Камаза:
  - Бог ему нас послал!

  Пауза.  У меня очередной эмоционально-ментальный экстаз! У вопрошающего сложился «пазл» в голове… Пути Господни воистину неисповедимы! А дальнобойщики – таки, друзья мотоциклистов! Все разошлись по «местам выполнения задач».

  Подъехал Гамаюн, который, таки, заметил моё долгое отсутствие в поле видимости. Хором погрузили мотоцикл, и поехали дальше – Ден с поклажкой бензина и последним октан-корректором, потому как ехали на 92-м, и не факт, что дальше могло оказаться что-то выше 80-го. А мы с мотоциклом – в кабине и в кузове грузовика соответственно, перекатываясь по валунам со скоростью чуть выше нуля. Тем не менее, к вечеру мы встретились с ним на заправке в Карабутаке. Бедняга ушел вперед, но заехал по пескам не туда, падал 3 раза, но вырулил! Респект и уважуха ему и его самой ездящей Хонде «Валькирия»! Дальше мы уже не встречались, в этом путешествии, в смысле. (Через пару лет он приехал на «Тарасову  Гору», приятно меня порадовав).

  А колеса, кстати, лопнули! Но не у мотоцикла, а у Камаза, который нас вез. Причем, сразу два. Шли уже по терпимому асфальту, тормоз заклинило, и не сразу заметили. Потом пол-дня ушло на замену, и только на третий день добрались до Самары. Ну а там – и цепь, и звезды, и резина! И старые знакомые! А как приятно снова было ехать на двух колесах дальше!
                                      Уже обратно, но через Москву.


  Ну, и по времени, уже должен был встретиться какой-нибудь армянин. И он, конечно же, встретился! Пока я фотографировал очередную церковь, подъехал местный бизнесмен со своим водителем на джипе. Познакомились с Ованесом из Рязани, который любезно покормил и пообщался со странствующим этническим земляком в своем ресторанчике. За что ему большая благодарочка!

  В общем, так и до Москвы докатился. А как же было не заехать в столицу страны, по которой проехал большую часть пути, тем более, что заезжал в столицы всех стран, по которым проехал.

  В Белокаменной завис на несколько дней, в гостях у Вовы «Антиквара». Вместе ездили по общим друзьям, побывали на закрытии сезона от «Харлей-Девидсон» и на годовщине одного известного мотоклуба. А самое главное – сходили вместе в церковь, в которую я давно собирался – в «Храм бессребреников Космы и Дамиана». Он годами ходил мимо этой церкви на работу, и только со мной зашел. И, видимо, не только телом. «Посмотрев» моими глазами, он проникся и прочувствовал что-то свое. Что-то, чему пришло время…

  А мне пришло время вернуться домой. Выехав поздно ночью из Москвы, или, правильнее, рано утром - к обеду я был уже в  Софиевке. Там я бываю редко, но  там я прописан. Поэтому, выполняя  гражданский долг – отдал свой голос на выборах президента,  а с утра направился в Киев, где меня встретило много друзей и знакомых там, откуда и проводили.

  Долгое время я еще «ехал» в мыслях. И, видимо, окончательно приехал только сейчас, когда наконец-то, дописал свой рассказ. Через 6 лет…

  Еще раз спасибо всем, кто хоть чем-то помог в путешествии. Всем, кто катается далеко – Бог в помощь в пути! И помните, что в дороге, как и в жизни, Господь не пошлет испытаний больше, чем мы можем вынести!

  P.S. В 2008-м, на российской мотоконференции, где мою поездку признали «Путешествием года», Саша Варданянц произнес сакраментальную фразу: «Парни! Пока дорогу не испортили асфальтом – катайтесь вот так на Владик, а то потом можно будет ездить на Голдах и в носу ковыряться!» Слава Богу, что я тогда это сделал. А в 2010-м достелили асфальт…

Фотогалерея путешествия:

Видео: